Проекты домов

 

Проекты домов, общественных зданий, посёлков и пр.

 







Архитектурное бюро Глушкова


Опубликовано: Декабрь 17, 2016

Римская архитектура

1. Общая и историческая основа

Римская архитектура, по сравнению с Греческой, развилась в существенно иных условиях. Римляне, едва упрочив свое государственное устройство, перешли к покорению соседних народов и двигались в этом направлении все дальше и дальше, закончив круг своих завоеваний основанием обширнейшей и могущественнейшей мировой державы. Их выдающаяся военная организация и внутреннее государственное устройство обеспечили им эти блестящие успехи; они же существенно определили и их первоначальное отношение к искусству. Греки видели в нем высший род деятельности, одну из форм служения богам; в глазах римлян оно было лишь одним из многих средств, для выражения мощи и блеска римского государства и его органов. Римлянам, у которых польза и монументальность всегда стояли на первом плане, архитектура была тем самым гораздо ближе, чем все другие пространственные искусства. Таким образом целесообразность, величие и декоративная пышность стали главной особенностью римской архитектуры.

Римская архитектура


Рис. 68. План древне-италийского жилого дома

Ее развитие в гораздо меньшей степени, чем развитие греческого зодчества, стояло под влиянием религии. Последняя, возникла из воззрений древнеиталийских племен, но мало - помалу приобрела черты, родственные греческой мифологии. Высшим богом, соответствующим греческому Зевсу, является Юпитер; его супруга—Юнона. Подземное царство управляется Плутоном. Особые культы посвящаются Марсу, богу войны, Меркурию, богу торговли, и Весте (греческой Гестии), как охранительнице дома, семьи и государственного объединения. В более поздний период нашли себе доступ в Рим и приобрели там широкое распространение также и отдельные религиозные учения подвластных народов, в особенности египетский культ Изиды и персидский культ Митры.

Пока римляне держались в границах континентальной Италии, в период республики (510—146 гг. до н. э.) их искусство было просто и несложно, серьезно и строго,— верное отражение непритязательного и сурового народа воинов. Когда же они (в середине II столетия до н. э.) распространили свое мировое владычество на Грецию и на далекий Восток, культурная утонченность и роскошь эллинистических городов проникли и в Рим и повели здесь, в особенности с началом императорского периода (31 г. до н. э.), к полному изменению нравов и к расточительному увлечению пышностью и блеском. Неизмеримые количества художественных ценностей и благородных металлов стягивались из покоренных стран в мировую столицу на Тибре, чтобы здесь найти себе применение в качестве государственной собственности или иноземных рыночных товаров. Почти необозримый приток богатств пошел на службу широчайшей жажде наслаждений. Для ее удовлетворения возник целый ряд особых зданий, построенных с беспримерными затратами и с исключительной пышностью. Ненасытное стремление к показной роскоши нашло себе доступ и в жилище римского гражданина и окружило мишурным блеском даже простейшие предметы домашнего обихода.

Подобно чужеземному искусству и чужеземные художники, в особенности греки, пошли на римскую службу. Но в дальнейшем римлянин показал себя восприимчивым и способным к науке учеником. С удивительной виртуозностью усвоил он их технические и формальные достижения, главным образом бросившийся ему в глаза мир греческих форм. И, пересадив их на свою почву, он подверг их здесь переплавке и перечеканке, положившей начало новому всеобщему кодексу архитектуры, которому в равной мере подчиняются архитектурные произведения, как на германском севере, так и под южным солнцем древнего Востока. Так, в конце концов, римляне стали учителями архитектуры для всех последующих поколений.

Для ее удовлетворения возник целый ряд особых зданий, построенных с беспримерными затратами и с исключительной пышностью. Ненасытное стремление к показной роскоши нашло себе доступ и в жилище римского гражданина и окружило мишурным блеском даже простейшие предметы домашнего обихода.

Подобно чужеземному искусству и чужеземные художники, в особенности греки, пошли на римскую службу. Но в дальнейшем римлянин показал себя восприимчивым и способным к науке учеником. С удивительной виртуозностью усвоил он их технические и формальные достижения, главным образом бросившийся ему в глаза мир греческих форм. И, пересадив их на свою почву, он подверг их здесь переплавке и перечеканке, положившей начало новому всеобщему кодексу архитектуры, которому в равной мере подчиняются архитектурные произведения, как на германском севере, так и под южным солнцем древнего Востока. Так, в конце концов, римляне стали учителями архитектуры для всех последующих поколений.

Для ее удовлетворения возник целый ряд особых зданий, построенных с беспримерными затратами и с исключительной пышностью. Ненасытное стремление к показной роскоши нашло себе доступ и в жилище римского гражданина и окружило мишурным блеском даже простейшие предметы домашнего обихода.

Подобно чужеземному искусству и чужеземные художники, в особенности греки, пошли на римскую службу. Но в дальнейшем римлянин показал себя восприимчивым и способным к науке учеником. С удивительной виртуозностью усвоил он их технические и формальные достижения, главным образом бросившийся ему в глаза мир греческих форм. И, пересадив их на свою почву, он подверг их здесь переплавке и перечеканке, положившей начало новому всеобщему кодексу архитектуры, которому в равной мере подчиняются архитектурные произведения, как на германском севере, так и под южным солнцем древнего Востока. Так, в конце концов, римляне стали учителями архитектуры для всех последующих поколений.

 

Этрусские погребальные ящики для пепла в форме жилого дома и храма Римская архитектура


Рис. 69. Этрусские погребальные ящики для пепла в форме жилого дома и храма

 

Конструктивная система

Грандиозны были задачи, которые римляне в период расцвета ставили перед своими архитекторами, и эти задачи решались и выполнялись последними с такой технической правильностью и солидностью, что даже развалины их наполняют нас ныне почтительным изумлением. Их стены противостоят непогодам и бурям тысячелетий благодаря прочности материалов, в особенности благодаря несокрушимой связующей силе их раствора и общей тщательности выполнения. Чтобы сделать возможным перекрытие больших пространств, они обратились к применявшемуся в ограниченных раз­мерах уже египтянами, вавилонянами, ассирийцами и греками сводчатому перекрытию из клиновидных камней и, доведя его до необычайного развития, создали ту грандиозную технику сводов, которая стала образцовой для всех временно тем же техническим совершенством они применяли и прочие виды конструкций, соединяли друг с другом конструктивные части, строили балочные перекрытия и крыши. Для каменной кладки во время республики и в ранний императорский период применялись бутовые камни и плиты из зеленоватосерого пеперина (род базальзатового туфа ) и желтоватого травертина (пористого известняка).

 

План храма Юпитера Капитолийского в Риме

 

Рис. 70. План храма Юпитера Капитолийского в Риме

К концу республики вошел в употребление обожжённый кирпич, который оказался великолепным материалом. Он применялся как сам по себе в кладке под названием opus testaceum в виде тонких, большею частью темнокрасных кирпичных плит, 3—5 см высоты и 20—30 см длины, уложенных в необычайно толстые, в среднем четырехсантиметровые швы, так и в виде выравнивающих и вяжущих слоев в бутовой кладке для укрепления ее внутреннего строения, в особенности в весьма излюбленных римлянами бетонных стенах * (emplekton). Наружные поверхности облицовывались тщательно отесанными плитами в более позднее время преимущественно мрамором и штукатуркой, с эффектным использованием и подчеркиванием ритма горизонтальных и вертикальных швов. Кладка из плит оживлялась полоской, вытесанной по краям их лицевой поверхности, и разного рода рустикой — грубой околкой или более равномерной насечкой камней; гладкие поверхности стен оживлялись так называемыми opus incertum, opus reticulatum и opus spicatum, т. e. соединением без определенного правила или порядка, соединением сетчатым или колосовидным (рис. 74).

Фасад этрусского храма по Витрувию Римская архитектура


Рис. 71. Фасад этрусского храма по Витрувию

Выполнение сводов производилось аналогичным образом или из тесаных камней, или целиком из кирпичей с толстыми швами, или же, наконец, и притом особенно часто, в виде смешанной конструкции из бетона и кирпичей. При такой конструкции с перва сооружался на равных расстояниях друг от друга ряд поперечных кирпичных арок, связанных между собою большими кирпичными плитами, так что получался прочный остов, промежутки в котором наполнялись потом бетоном из раствора щебня и кусков туфа (рис. 75). Весь свод связывался, таким образом, в одну сплошную прочную массу из различных видов сводчатого перекрытия простейшей и основной формой является полуцилиндр, т. е. круглый цилиндрический свод. От него перешли на другие виды сводов и наиболее употребительные технические выражения для обозначения важнейших частей и размеров: название «опорных стен» — для стен, поддерживающих свод и воспринимающих его боковое давление; «пят» или «начал» — для подножия свода; «замкового камня» или замка» — для заключительного камня, приходящегося на вершину свода; «пролета» — для расстояния между «начальными линиями»; «щековых стен» — для стен, замыкающих свод перпендикулярно к его оси и т. д.

 

 

Этрусская колонна из Помпеи

 

Рис. 72. Этрусская колонна из Помпеи

Из пересечения двух открытых с обеих сторон цилиндрических сводов, имеющих одинаковую высоту в пятах и вершине, получается крестовый свод, который при одинаковости пролетов дает в плане квадрат (рис. 76). Внутренние поверхности сводов образуют при этом в пересечении острые края, «ребра», в пятах которых сосредоточивается некоторым образом все давление свода. Благодаря этому обстоятельству оказалось возможным пробить брешь в опорных стенах и целиком заменить их отдельными столбами. Вытянутые в длину помещения стали делиться на квадраты и перекрывались цепью крестовых сводов, откуда возникло весьма эффектное расчленение пространства удлиненных аркадных зал - галерей.

Из равномерно подымающегося перекрытия круглого в плане пространства возник купольный свод, который в своей правильной форме образует полушарие и покоится на цилиндрической опоре (Пантеон, стр. 97). Эта конструкция часто встречается в виде полукупола, перекрывающего полу­круглые экзедры в базиликах, термах и т. д. и более крупные стенные ниши.

Этрусская гробница Альбано Римская архитектура


Рис. 73. Этрусская гробница Альбано

Помещения с четырьмя, восемью и более сторонами в плане также перекрывались сводами и притом различными способами, так что в сечении свод до самой вершины оставался многоугольным — сомкнутый или монастырский свод, или с полным шаровым закруглением — в виде сферического купола (например, над десятиугольником так называемого храма Минерва Медика в Риме). Так как, в последнем случае нижнее кольцо купола опирается только на сере­дины боковых стен, то для свободно висящих отрезков его пришлось делать переход к форме окружности в виде каменных выступов на углах. Эта, еще недостаточно развитая, конструкция была в восточно ­ римском искусстве позднего периода заменена сферическими треугольниками (парусами) — решение, которое достигло полной зрелости лишь в византийском древнехристианском искусстве (ср. рис. 114).

Своды в качестве перекрытия внутренних помещений применялись по большей части лишь в общественных зданиях и дворцовых сооружениях. Для простых зданий удовлетворялись обычно плоским деревянным потолком из толстых досок на деревянных балках, нижние стороны которых оставались свободными. В храмах наряду с цилиндрическими и купольными сводами встречаются также плоские перекрытия из каменных балок и каменных плит с богатой кассетировкой. Для внешнего перекрытия употреблялись как односкатная, так и двускатная, знакомая по греческому храму, крыша, а также крыши вальмовые и пирамидальные, опускающиеся на все стороны. Для большей крепости и прочности конструкции в отдельных случаях (например, над вестибюлем Пантеона) устраивались даже стропильные фермы из бронзы. Кровли делались из глиняной черепицы самых различных форм, плоской, желобчатой и коньковой, в исключительных случаях — из мраморных и металлических плит. Детальной разработкой и формальным совершенством строительных масс римляне владели в не меньшей мере, чем техническим выполнением. Свой основной конструктивный элемент, круглую арку, они превратили в основной декоративный мотив, архитектонически подчеркнув ее и связав с постановкой колонн,— нововведение, которое самым плодотворнейшим образом обогатило запас известных до того времени архитектурных форм.

 

3. Архитектонические формы и декорация

Развивавшиеся в эллинистическом искусстве архитектурные принципы оказались в отношении архитектонического членения массивов здания недостаточными для преодоления больших строительных задач. Колонны соответственно их былому назначению могли быть применены только еще в храмах, но не могли нести на себе тяжелой нагрузки в многоэтажных сооружениях более крупных размеров. Поэтому, чтобы перенести выражаемый ими мотив на стену, они наполовину заделывались в нее или ставились целиком перед нею. Благодаря этому колонны потеряли свою прежнюю функцию и значение. Они превратились в структурные части для вертикального расчленения стен и приобрели, таким образом, преимущественно декоративный характер, еще более, подчеркнутый в дальнейшем нередко встречающейся постановкой их на пьедестале (постаменте, стуле) для уравнивания высот (рис. 79). Горизонтальное членение стен производилось при помощи карнизов в формах греческих антаблементов. Над колоннами пришлось в результате делать соответствующий прямо­угольный выступ, раскреповку общего антаблемента с его профилями. В многоэтажных сооружениях применялись друг над другом все три ордера (впервые в театре Марцелла в Риме), причем, в соответствии с их историческим развитием и их характером, в нижнем этаже ста­вился дорический ордер, во втором — ионический, в третьем — коринфский. Если был и четвертый этаж, как, например, в римском Колизее, то он расчленялся рядом коринфских пилястров (рис. 77). Такое расположение стало позднее постоянным правилом. Нередко архитектурные сооружения получали также аттику, свойственную римскому стилю надстройку над верхним карнизом, высотою в треть стоящих над ним колонн (рис. 95). Аттика выравнивает диспропорцию между колоннами и высотою всей конструкции. И здесь также обнаруживается верное римское чутье хороших пропорций в отношениях между частями и целым.

 

Римская кладка стен


Рис. 74. Римская кладка стен

 

Конструкция римского свода (Палатин) Римская архитектура


Рис. 75. Конструкция римского свода (Палатин)

Весьма чревато последствиями было соединение колонных ордеров с круглыми арками, при котором стены разрешались в столбы со стоящими перед ними колоннами или полуколоннами и образовавшиеся в результате отверстия получали арочное перекрытие (рис. 78) (древнейшим датированным примером этой конструкции в Риме являются остатки выстроенного в 78 г. до н. э. Табулариума; этот новый элемент встречается, однако, уже на надгробных камнях Делоса и Спроса около 100 г. д н. э.). Круглой арке скоро стали придавать профилированное соответственно членению архитрава обрамление — архивольт и проходящий через начала (пяты) свода импостный карниз (рис. 79). Это оживляло и обогащало фасады, придавая им вид живописных аркад на столбах с полуколоннами или пилястрами. Новый вид членения скоро сделался господствующим конструктивным мотивом римской архитектуры, и в соединении с наличием нескольких этажей и сводчатым перекрытием — основой системы римского фасада и римского здания. Наряду с конструктивными достижениями он представляется нам важнейшим завоеванием римских строителей. Но в архитектонической и орнаментальной разработке деталей и в декоративном убранстве архитектуры произведениями пластики и живописи римляне оставались в гораздо большей зависимости от греческого искусства. Они познакомились с греческим искусством уже в эллинистическом, освободившемся от прежней строгости, его понимании и приступили к дальнейшему свободному применению и переработке поздне - греческих форм.

Разработка колонных ордеров заставляет ощущать отсутствие проникновения в более глубокую сущность колонны и в тайну ее архитектонической красоты, воплощенных в греческом искусстве. Столь высоко развитый греками дорический стиль, который должен был бы своею строгой связанностью наиболее соответствовать римскому народному характеру, нашел себе доступ лишь в сравнительно незначительных размерах. По большей части он подвергался существенным изменениям, пока, наконец, не вошел в обиход в новой форме «тосканского ордера» (рис. 80). В нем почти всегда имеется основание, сводящееся хотя бы лишь к полочке с обратной выкружкой (в виде закругляющегося расширения ствола), нередко, однако, принимающее форму аттической базы или состоящее из плинта, круглой подушки и полочки. Ствол не всегда каннелирован, часто он остается гладким весь или только в нижней трети. Астрагал образует переход к капители, состоящей из шейки, эхина и абаки. Эхин обычно профилирован в форме четвертного вала (в четверть окружности), нередко, однако, также в форме кимы. Абака несет на себе увенчивающую часть. В антаблементе — низкий, вначале гладкий, позднее разделенный на две или три полосы архитрав и высокий фриз (ср. рис. 78 и 80), угловые триглифы которого поставлены над осями крайних колонн, так что на углу образуются половинные метопы. Триглифы иногда совсем отсутствуют. В главном карнизе отдельных более старых сооружений (например, театр Марцелла) над триглифами вставлен зубчатый орнамент (рис. 78).

 

Схема цилиндрического и крестового свода Римская архитектура


Рис. 76. Схема цилиндрического и крестового свода


Римско-ионический ордер, в общем, придерживается греческого образца, хотя и не достигает классической чистоты его деталей. Волюты капители соединяются друг с другом прямой горизонталью без мягкого опускания ее середины. Спиральные линии их не остаются в плоскости, а вывертываются наружу. При периптеральном расположении колонн предпочтение отдается диагональной капители (рис. 41). Антаблемент имеет сравнительно низкий архитрав и фриз, в деталях же соответствует греческоионическому стилю с более сильной профилировкой.

Коринфский ордер занимает у римлян, любивших пышность, главное место. Пропорции колонн в нем те же самые, что и в ионическом ордере. Ствол при более благородном, темного цвета, материале остается по большей части гладким; при светлом камне он получает 24 каннелюры, закругленные вверху и внизу или горизонтально срезанные (в Помпее и Тиволи); в нижней их трети часто бывают вставлены плоские трубки (валики). Нередко стволы украшены витыми каннелюрами, чешуйками, листьями и даже мозаикой. Капитель несколько выше Греческой. Ее разработка обнаруживает тонко прочувствованные детали; из двух рядов листьев аканфа, по восьми в каждом ряду, вырастают восемь цветочных чашечек, каждая с двумя усиками (завитками), которые, соединяясь попарно по углам и посредине, поддерживают абаку и дают эффектное выражение статической функции (рис. 81а). В соответствии с разработкой капители и архитрав более богато украшается орнаментальными деталями: глад­кие полосы его нередко заполняются ленточным орнаментом с меандром и завитками, обращенные книзу поверхности — углубленными рамками. Фриз покрывается пластическим рельефом с фигурными мотивами или с гирляндами плодов. Карниз римляне разработали до непревзойденного богатства и красоты. Далеко выдающаяся полка покоится в нем на ряде изящных консолей, загнутых в форме двойных волют и богато орнаментированных; в промежутки между консолями нижней поверхности полки введены, кроме того, углубленные кассеты. Снизу карниз имеет вид великолепного, изысканно пышного увенчания (рис. 82).

 

Система фасада Колизея в Риме Римская архитектура


Рис. 77. Система фасада Колизея в Риме

 

Система фасада театра Марцёлла в Риме Римская архитектура


Рис. 78. Система фасада театра Марцёлла в Риме

В императорский период возникла особая разновидность коринфской капители в виде комбинации ее с капителью ионической. В этой новой разновидности ионическая капитель посажена поверх коринфской чашечки из листьев аканфа, причем волюты или вырастают из середины (арка Тита) или соединяются друг с другом узким горизонтальным переходом (арка Септимия Севера в Риме). Эта композитная (сложная) (рис. 83) капитель встречается впервые в арке Тита, построенной в Риме в 81 — 96 гг. н. э.; она является не очень удачным созданием, в котором как раз наиболее эффектные части коринфской капители — цветочные стебли с эластичными завитками усиков — принесены в жертву неорганичному новшеству. Римское искусство позднейшего времени породило еще и иные варианты увенчаний колонн, в виде так называемых фантастических капителей с совершенно свободно вставленными растительными мотивами, фигурами людей и животных, трофеями и т. п. (рис. 816). В особенности охотно украшались такими вольными орнаментальными формами столбы и пилястры. Впрочем, столбам, пилястрам и антам во всех римских ордерах придавались те же пропорции в высоту и те же самые базы, профили и капители, что и соответствующим колоннам. В разработке деталей коринфского ордера римское искусство поднимается до необычайного блеска и богатства форм, нередко впадая при этом в показную пышность. Все части базы, капители и антаблемента богато одеваются орнаментом и архитектоническими украшениями (нитками перлов, лентами листьев, обломами с мотивом яиц и т. д.).

О полихромии римской архитектуры, поскольку она достигалась не путем применения разноцветного каменного материала, мы ближе осведомлены лишь в отношении покрытых штукатуркой архитектурных частей, которые всегда окрашивались в яркие цвета. В фасадах, облицованных мрамором, лишь скульптурно обработанные архитектурные части и орнаменты, получали декоративное завершение путем их раскраски, насколько мы можем судить об этом по сохранившимся остаткам. Наружная колонная архитектура образует также основу для декорации внутренних помещений.

 

Арка и карниз римско-коринфского ордера Римская архитектура


Рис. 79. Арка и карниз римско-коринфского ордера

В больших монументальных зданиях стены расчленялись колоннамии пилястрами (рис. 84) и оживлялись нишами, которые, подобно окнам и дверям, при завершении аркой получали архивольт с импостом и замковым камнем, при прямоугольной форме — профилированную раму с пилястрами или колоннами и горизонтальный дугообразный или треугольный сандрик (рис. 85). Простенки разделялись светлыми горизонтальными и вертикальными полосами на поля, которые заполнялись декоративными рамками более темных цветов. Путем соответствующих колористических контрастов в расцветке колонн, пилястров и карнизов достигались большая ясность и законченность впечатления (базы, капители, архитравы и верхние карнизы выдерживались в белых или светлых тонах; стволы колонн и пилястров делались в тонах глубоких и сильных; фризы были очень темных цветов). При этом в особенно богатых сооружениях римляне прибегали к настоящей мраморной инкрустации, т. е. облицовке стен мраморными плитами, которые укреплялись скобами, заливались с задней стороны раствором и затем подвергались шлифовке, — техника, достигшая высокого совершенства уже в эллинистический период. Полы выкладывались мраморными плитами или мозаикой, которая в более раннее время состояла из маленьких разноцветных каменных кубиков (opus tesselatum), а в императорский период — нередко также и из тонких плиток, вырезанных в соответствии с формами рисунка (opus sectile). На украшении сводов мы видим, как хорошо умели римляне превращать свои смелые конструкции в художественные формы и усиливать внушительное впечатление, производимое их внутренними пространствами. Они делили внутренние поверхности сводов на квадратные, прямоугольные, ромбовидные и многоугольные, в куполах соответственно суживающиеся кверху кассеты, которые значительно углублялись и богато украшались: по краям профилированными рамками с мотивами нитки перлов, яиц и листьев, в среднем углублении — висячей скульптурной розеткой (рис. 86). Таким образом, они не только фактически разгружали свод, но и придавали ему вид легкого и изящного сводчатого потолка, сеткообразно перекрывающего большие залы (ср. рис. 84, 94 и 103). В менее богатых сооружениях и в меньших помещениях мраморная облицовка заменялась подражанием ей в штукатурке и в росписи, из которой возник описываемый в дальнейшем эффектный (помпейский) декоративный стиль.

Декоративная пластика получила в римской архитектуре богатое поле деятельности в виде венчающих статуй, фризов, атлантов, кариатид и т. п., но она не выходила за пределы непосредственного подражания произведениям греческого искусства и стилизации в эллинистическом духе. Весьма хороши некоторые исторические рельефы (например на арке Тита группа, несущая захваченные в добычу палестинские святыни) и сделанные свободно от руки лепные мифологические картины, гении, нимфы, воины и т. п., вроде сохранившихся в стабианских термах в Помпее и в античных гробницах на Via Latina, около Рима.

 

Римско-дорический (тосканский) ордер из Альбано Римская архитектура


Рис. 80. Римско-дорический (тосканский) ордер из Альбано

Также и декоративная живопись остается в стилистической зависимости от греческого искусства. Однако в так называемой скенографин, росписи гладких стен архитектоническими и фигурными изображениями, она поднимается до великолепных работ, лучше всего представленных в Помпее.

В римском орнаменте основу составляет аканф, стилизованный, однако, несколько отлично от греческого. В коринфских капителях периода расцвета (портик Пантеона) у него пальметтовидное расположение, а в листьях — ложкообразные выемки (рис. 87). Вообще же для римского орнамента характерно соединение аканфа с непрерывными рядами усиков (завитков), причем листья аканфа разделяются на отдельные доли и облегают усики своей богатой и мягкой моделировкой. К этому присоединяются стилизованные фигуры людей и животных, гирлянды из плодов и цветов с лентами, черепами жертвенных животных, вазы, трофеи, сосуды, жертвенные принадлежности, инструменты и, наконец, совершенно натуралистически данные растительные мотивы, платановые и вишневые ветки, виноградные листья, гроздья и т. п. Из сочетания и чередования этих элементов возникли гротески (I), характерный для римской античности смешанный орнамент из причудливых («гротескных») человеческих и звериных фигур с завитками и листьями, которым под конец (в виде так называемого «бесконечного раппорта») стали симметрично покрывать целые поверхности и который сделался непосредственным образцом для столь плодотворных в области орнамента эпох — эпохи сарацинского искусства, высокого и позднего ренессанса и периода барокко. Применение и разработка частностей римского орнамента заставляют, однако, ощущать отсутствие того тонкого чувства формы, которое побуждало греческого художника внимательно сообразоваться с функциями различных частей конструкции. Римляне понимали орнамент скорее как самостоятельное добавочное украшение; поэтому многие архитектурные произведения, рассчитанные на богатство внешнего эффекта, в особенности в более поздний период, производят впечатление нагромождения, претенциозной пышности и перегруженности. Для исторического значения римской архитектуры это, разумеется, не очень существенно, ибо ее сила не в деталях, а в огромных технических достижениях, в создании гигантских архитектурных пространств, в грандиозной монументальности, с которой она преодолевает массы в оформлении фасадов, и во внутренней декорации, и в особенности в образцовой разработке плана созданных ею типов архитектурных сооружений.

 

Римские капители: а — коринфская, b — фантастическая Римская архитектура


Рис. 81. Римские капители: а — коринфская, b — фантастическая

(I). - Название «гротески» появилось в конце XV столетия в качестве обозначения для росписи стен и плафонов, открытой в то время в находившихся по землей комнатах («гротах»). Художники того времени (среди них в особенности Рафаэль) были в таком восхищении от их свежести и красоты, что ввели этот вид декорации в новом понимании, в искусство ренессанса.

 

4. Типы архитектурных сооружений

В течение многих столетий и у римлян храм стоял на первом плане их художественно - архитектурной деятельности. Но, в общем, он составлял лишь небольшую часть тех задач, которые ставились перед архитектурой. Общественная жизнь в еще большей степени, чем в эллинистических городах, протекала на большом рынке, форуме, который в результате превратился в архитектурный ансамбль большого стиля. Для развитого коммерческого общения и для правовых учреждений потребовалось сооружение базилики; для удовлетворения народной потребности в развлечениях — устройство театра, амфитеатра и цирка. Для отдыха и телесной гигиены служили главным образом общенародные бани, термы, устройство которых римляне считали настолько необходимым делом, что везде, где они поселялись, они едва ли не в первую очередь заботились об их сооружении. В период расцвета возникли триумфальные арки, ворота для въезда возвращающихся победоносных полководцев, и почетные колонны монументы.

 

Римско - Коринфский карниз


Рис. 82. Римско - Коринфский карниз

Светская архитектура достигла необычайного блеска в роскошных императорских дворцах и императорских виллах, и римский жилой дом получил свое художественное оформление. Римские надгробные памятники также представляют интерес в историко-архитектурном отношении, равным образом и инженерные сооружения общественного назначения, в которых римляне обнаружили изумительный размах. Вся планировка и разработка архитектурных сооружений, с их неизменным величием и монументальностью, с свободным подходом и богатым и разнообразным оформлением отражают на себе основной характер римского государства с его мировыми завоеваниями и мировым владычеством.

Римский храм, в общем, происходит из соединения этрусского плана с греческими архитектурными формами. Все его развитие складывается, однако, гораздо свободнее, чем развитие греческого храма. Для ранних памятников руководящей является древнеиталийская форма, родственная греческому простилосу и состоящая из глубокого портика с простой целлой на высоком подиуме, который, для усиления впечатления, сохраняется и в более поздних сооружениях (рис. 88 и 89).

 

Композитная капитель с триумфальной арки Тита Римская архитектура


Рис. 83. Композитная капитель с триумфальной арки Тита

На подиум вела с передней стороны широкая, прикрытая боковыми стенами наружная лестница. Перистиль по большей части намечен лишь полуколоннами на внешних стенах целлы. Внутренние поверхности стен при более богатом оформлении оживлялись чередующимися прямоугольными и круглыми нишами, увенчанными сандриком с колоннами и пилястрами, так что получалась весьма эффектная внутренняя архитектура. Особенно большая ниша (экзедра) предназначалась для статуи божества. Перекрытие целлы существенно отличалось от греческого, так как плоский потолок нередко заменялся кассетированным цилиндрическим сводом (двойной римский храм Венеры и Ромы), причем, однако, снаружи сохранялся греческий фронтон. Позднее в Риме оказываются представленными почти все виды храмов, в том числе и периптеральные. Особенно характерно, между прочим, явное пристрастие к круглым храмам, как с плоским, так и с купольным перекрытием. Знаменитейшим примером этих последних является римский Пантеон.

Раму для общественной светской архитектуры создавали грандиозная планировка и архитектоническая разработка городов. В качестве образца римлянам служила, по видимому, в первую очередь из всех богатых эллинистических городов блестящая планировка Александрии. В римских городах не только великолепно обслуживались потребности городского общения и санитарные нужды, но и чисто художественным соображениям отводилось весьма значительное место. В городах возникали целые парадные улицы, по обеим сторонам которых тянулись колоннады и которые эффектно прерывались отдельными выступающими зданиями и живописно оживлялись арками ворот и колоннами-монументами. Главное внимание всего сосредоточивалось, однако, на форуме, рыночной площади, которая соответствовала греческой агоре и являлась средоточием городской торговли и общественной жизни, ареной политической деятельности и местом, где устраивались большие народные собрания.

 

Термы Каракаллы в Риме. Перспективный вид тепидария Римская архитектура


Рис. 84. Термы Каракаллы в Риме. Перспективный вид тепидария

В каждом городе был, по крайней мере, один форум. Здесь находили себе место самые лучшие городские здания. В Риме самым древним и исторически наиболее достопримечательным был форум Романум; с его ростры (ораторской трибуны) раздавались некогда речи крупнейших политических деятелей; Цезарь и Август украсили его блестящими сооружениями (рис. 90 и 91). Но и другие форумы были обставлены богато, иногда даже с чрезмерной пышностью. Форум Траяна вызывал изумление как одно из мировых чудес. Наглядное представление о римском форуме в небольшом городе Рис. 85. Обрамление дверей Пантеона дают еще И поныне остатки главного форума в Помпее.

 

Обрамление дверей Пантеона Римская архитектура


Рис. 85. Обрамление дверей Пантеона

Среди возводившихся на форуме светских сооружений важнейшее место занимали базилики. Они известны уже в греческое время в качестве здания для судебных и правительственных учреждений (stoa basileios — царская палата), в Риме же они не имели определенного ограниченного назначения и служили преимущественно для торговых сношений и для отправления судебных функций. Их расположение (рис. 90) в плане имеет форму вытянутого прямоугольника, содержащего в середине главное помещение аналогичной формы — средний неф (корабль), который окружен простой или двойной колонной галлереей — боковыми нефами. На одной из узких сторон находится разработанный в виде портика вход, против него, на другой узкой стороне, по большей части полукруглая апсида, трибуна для судьи, приподнятая и отгороженная мраморным барьером. Боковые нефы были часто двухэтажны, средний неф выше других. Потолок, если только стропила не оставались совершенно открытыми, делался в виде кассетированных деревянных плафонов, реже в форме свода. Судебные базилики более позднего времени нередко отступают от этого нормального расположения, но всегда обнаруживают основную схему трехнефного главного помещения с одной или несколькими трибунами. Древнейшим и хорошо сохранившимся примером этого необычайно важного типа зданий является относящаяся ко II веку базилика на главном форуме в Помпее, с четыреугольной трибуной и трехнефным главным помещением.

 

Кассеты с триумфальной арки Септимия Севера в Риме Римская архитектура


Рис. 86. Кассеты с триумфальной арки Септимия Севера в Риме

В императорский период даже более крупные дворцы получают свои особые базилики. Римский театр являлся подражанием Греческому (стр. 62), но он не вделывался в почву, а строился как свободно стоящее сооружение, так что оказывалась необходимой высокая наружная архитектура.

Действие происходило не в орхестре, а на приподнятой сцене (ipulpitum). Для этого греческий проскенион расширяйся в направлении орхестры.

 

 

Лист аканфаиз Пантеона в Риме


Рис. 87. Лист аканфаиз Пантеона в Риме

Параскении могли отпасть. Боковые проходы (parodoi) стали перекрываться и над ними устраивались почетные ложи (соответствовавшие литерным ложам современных театров), которые вплотную примыкали к зданию сцены. Таким образом, возникло замкнутое устройство, удержавшееся до наших дней в качестве основной формы театральных сооружений. Первым каменным театром в Риме был построенный в 55 г. до н. э. театр Помпея, наиболее известным — театр Марцелла, относящийся к 11 г. до н. э.

Для зрелищ со звериной травлей и для боев гладиаторов сцена была излишней. При недостатке мест для ломившегося на подобные зрелища народа скоро пришли к мысли расширить места для зрителей за счет стороны, занятой до того времени сценой. Так возникло по большей части эллиптическое замкнутое кольцо амфитеатра, в котором орхестра превратилась в место боевых состязаний, в арену, окруженную концентрически поднимающимися рядами мест для зрителей. Хорошо сохранившимся, к тому же и древнейшим исторически засвидетельствованным памятником этого рода является амфитеатр в Помпее (рис. 92) построенный около 70 г. до н. э., грандиознейшим же — амфитеатр Флавиев в Риме, законченный в 80 г. до н. э. Колизей («Colos­seum»), внешние диаметры которого равняются 188 и 156 м, диаметры арены — 77 и 46 50 м, так что в нем могло поместиться более 50000 зрителей Даже в наши дни развалины этого грандиозного сооружения производят подавляющее впечатление (рис. 93).

 

Храм Фортуна Вирилис в Риме (план) Римская архитектура


Рис. 88. Храм Фортуна Вирилис в Риме (план)

Римский цирк соответствовал греческому ипподрому. Он предназначался для конских состязаний, верховых и в запряжке, и состоял из очень длинной и узкой беговой площадки — арены (Большой цирк был 595 м в длину и 110 м в ширину) и поднимавшихся амфитеатром мест для зрителей, нередко замыкаемых колонной галереей (в Большом цирке Рыло по описанию 260000 сидячих мест). Вдоль середины арены тянулась приподнятая платформа (spina), украшенная статуями и обелисками. На том и на другом конце ее стоял конусообразный камень (meta), который должны были объезжать участники состязания; портал для въезда участников состязания находился на одной из узких сторон; противоположная сторона замыкалась полукругом. В нем сквозь места для зрителей устраивались триумфальные ворота (porta triumphalis) для торжественного выезда победителя. К концу республики в Риме стали появляться также и греческие стадионы и одеоны.

Римские термы, следуя образцу греческих бань, связанных с ним гиназиями, развились постепенно в роскошные сооружения большого стиля, предназначавшиеся как для физического отдыха и гигиены, так и для культурных и художественных развлечений самого изысканного рода. Они включали в качестве существеннейших составных частей (рис. 94а): вестибюль (vestibulum), раздевальню (apodyterium а), холодную баню (frigidarium) с басайном для плавания (natatio), теплую баню (tepidarium), может быть, просто помешение с теплым воздухом, горячую или, может быть, теплую баню (calidarium) с бассейном (или ванной) для холодной воды (labrum), баню для потения (laconicum) в виде маленького, по большей части круглого, наполненного горячим сухим воздухом помещения; комнату для умащения тела (unctorium) и палестру, окруженный колоннадами двор для гимнастических упражнений, в особенности для излюбленной римлянами игры в мяч перед баней.

 

Передний и боковой фасады храма Фортуна Вирилис в Риме Римская архитектура

Рис. 89. Передний и боковой фасады храма Фортуна Вирилис в Риме

Главные помещения располагались, как правило, друг за другом по малой оси здания — сперва фригидарий, затем тепидарий в центре терм и за ним калидарий. Отопление производилось при помощи находящихся в подвальном помещении сводчатых печей (hypocaustum), от которых шли каналы горячего воздуха к полым стенам калидария и тепидария. Здания терм окружались обширным двором с площадками для игр и упражнений; двор украшался зеленью и фонтанами и окружался колонными галереями, где можно было прогуливаться, аудиториями, экзедрами и галлереями для картин и скульптуры. Нагляднейшее представление о многочисленных термах дают построенные примерно во II столетии до н. э. термы в Помпее на улицах Stabiana и Abbondanza и в Риме термы Каракаллы на Via Appia, законченные в 216 г. н. э. (рис. 94).

Триумфальные арки ставились для увековечения военных успехов римских полководцев. Они принадлежат к важнейшим и художественно совершеннейшим памятникам римской архитектуры. Их форма определена их назначением; в качестве ворот для торжественного въезда они создают художественное обрамление для высокого и широкого пролета, перекрытого богато кассетированным цилиндрическим сводом, по большей части с двумя меньшими проходами по бокам. Их фасады украшались колоннами на сплошном цоколе или на пьедесталах, эффектно расчлененным карнизом и высоким аттиком с посвятительной надписью. Выступающие колонны увеличивались статуями; фризы, пазухи свода и рамки покрывались богатым скульптурным орнаментом, содержанием которого были деяния победителя. Многочисленные подобные триумфальные арки сохранились до сих пор в различных областях бывшей мировой державы; в Риме наиболее известны арки Тита (рис. 95), Септимия Севера и Константина.

Почетные монументы-колонны имели своей задачей не только служить подножием для почетных статуй, в особенности статуй императора, но и представлять, возможно, большую поверхность для связных исторических изображений, которые обвивали колонну слегка подымающейся непрерывной полосой рельефа. Имеющая 1 м в ширину и 200 м в длину лента рельефа, окутывающая двадцатью двумя обо­ротами колонну Траяна в Риме (рис. 96), изображает оба военных похода императора против даков; в ней насчитывается до 2500 фигур в 60—70 см высоты, со старательно отмеченными расовыми признаками, одеждой и вооружением различных народов, что делает ее чрезвычайно денным историческим документом.

 

Римский форум императорского периода (план) - Римская архитектура


Рис. 90. Римский форум императорского периода (план)

 

Римский форум императорского периода (реконструкция) - Римская архитектура


Рис. 91. Римский форум императорского периода (реконструкция)

Помпейские раскопки дают много ценного материала для истории частногражданской архитектуры. Римский жилой дом весьма существенно отличался от наших современых, жилых зданий тем, что в нем, как и в Греции, вся красота была обращена лицом внутрь, в то время как наружная сторона совершенно лишена развитого фасада. Лишь на торговых улицах открывались наружу лавки и мастерские. Все главные помещения были расположены на уровне земли, что заставляло значительно увеличивать площадь дома, в особенности в глубину. Если надстраивался верхний этаж, то в нем помещались лишь второстепенные комнаты и в лучшем случае столовая (cenaculum). Схему расположения мы находим в этрусском, жилом доме (стр. 67). Со II столетия, под влиянием эллинистического искусства и образа жизни, появились изменения в сторону расширения и обогащения. Разделение на мужскую и женскую половины не нашло себе, однако, доступа у римлян. Атриум и таблинум остались, как и раньше, парадными частями дома. Удержались и другие группировавшиеся вокруг атриума помещения. Но за таблинумом стали устраивать по греческому образцу (стр. 65) колонный двор, перистиль, разработанный в своей средней открытой части в виде декоративного садика (hortus) и окруженный помещениями, получившими греческие названия oeci (парадные залы), экзедры (гостиные) и триклинии (столовые). Узкий, расположенный около таблинума коридор, который назывался у римлян andron, связывал пристиль с атриумом. Таблинум также открывался в npистиль большими дверями или во всю ширину стены. Подвергся дальнейшей постепенной разработке и атриум. В его первоначальной простейшей форме (atrium tuscanicum) крыша поддерживалась четырьмя перекрещивающимися балками, оставлявшими в середине открытий комплювиум. При, все большем увеличении его размеров пришлось ставить подпоры, сперва в виде четырех колонн, затем во все большем числе, так что и атриум в результате оказался окруженным колонными галереями. Так возникли atrium tetrastylum (четырехколонный атриум) и atrium corinthium (коринфский). Скаты крыш были при этом наклонены внутрь к комплювиуму; дождевая вода стекала в имплювий, который в богатых домах выкладывался и обрамлялся мрамором. В так называемом atrium displuviatum скаты крыш спускались не внутрь, а наружу, к внеш­ним стенам; в этом случае световое отверстие помещалось высоко у конька крыши. Небольшие атриумы иногда целиком перекрывались пирамидальной крышей без комплювиума (atrium testudinatum).

 

Амфитеатр в Помпее - Римская архитектура


Рис. 92. Амфитеатр в Помпее

Все расположение римского дома позволяет различать в нем двеглавные части: передний дом (antica), устроенный по плану италийского дома с атриумом, и задний дом (postica)— по образцу греческого перистильного дома (рис. 97).

 

Колизей в Риме - Римская архитектура


Рис. 93. Колизей в Риме

Атриум и передние помещения в более позднее время служили главным образом хозяину дома для его деловых занятий, в то время как перистильная часть все больше и больше оставалась для семейной жизни в собственном смысле. Обе части соединялись друг с другом, помимо андрона, еще и таблинуномом, который в качестве приемной залы хозяина получал особое убранство.

Помпейские жилые дома построены неизменно из бутового камня как в виде opus incertum, так и в виде opus reticulatum с применением лавы, туфа и известняка (травертина). Кирпич встречается только в углах, дверных косяках и колоннах, поскольку здесь не применялись плиты из вышеназванного каменного материала. В императорский период стали применять также белый каррарский мрамор для колонн, пилястр и карнизов и плиты из цветного мрамора для полов и для облицовки стен. Вообще же внутренние стены покрывались Помпейские, жилые дома построены неизменно из бутового камня как в виде opus incertum, так и в виде opus reticulatum с применением лавы, туфа и известняка (травертина). Кирпич встречается только в углах, дверных косяках и колоннах, поскольку здесь не применялись плиты из вышеназванного каменного материала. В императорский период стали применять также белый каррарский мрамор для колонн, пилястр и карнизов и плиты из цветного мрамора для полов и для облицовки стен. Вообще же внутренние стены покрывались толстым, пяти-восьмисантиметровым слоем штукатурки и затем украшались яркой росписью. Эти в значительной части еще хорошо сохранившиеся помпейские декорации в высшей степени интересны для нас с художественно-исторической точки зрения. Они обладают, впрочем, такой своебразной интимной прелестью, что мы до сих пор с изумлением останавливаемся перед ними. С технической стороны это не что иное, чем фрески: для их выполнения на стену наносились три слоя мраморной штукатурки, приготовленной в виде раствора, и верх­нему, по возможности наиболее мелкозернистому слою уже при смешении придавался основной тон. По такой штукатурке, пока она еще оставалась сырой (al fresco), производилась роспись красками, тонко растертыми с пуническим воском. Целесообразностью этой техники объясняется большая прочность помпейской стенной живописи; на ней основываются также преобладание определенных цветов в больших поверхностях и обусловленное им единство основного впечатления Развитие помпейских декораций позволяет установить четыре отчетливо различимых стиля, которые господствовали не только в Помпее, но приблизительно в то же самое время и в Риме.

 

Первый, так называемый „инкрустационный стиль" (III и II столетия до н. э.) характеризуется как непосредственное подражание мраморной отделке в пластической штукатурной облицовке. Во втором, так называемом «архитектурном стиле» (в Риме — с 100 г. до н. э., в Помпее — приблизительно с 90 г.) опять-таки воспроизводилась мраморная облицовка, но уже не в штукатурке, а в живописи, с изображением архитектуры в таком виде, в каком она могла бы еще существовать в действительности. Поля между изображениями архитектуры заполняются, между прочим, картинами с фигурными композициями и пейзажами. Около начала нашей эры появляется третий, «орнаментальный или египтизирующий стиль»; в нем стена также мыслится как сплошная плоскость и украшается орнаментальной живописью, в которой применены многие происходящие из Египта элементы в прекрасных, благородных формах и нежных, тонко сгарионизованных цветах. Если в этом стиле вводятся архитектурные мотивы, например в обрамлении средних полей, то они трактуются чисто орнаментально и так изящно и плоскостно, что их нельзя было бы перенести в действительность. Четвертый, собственно «помпейский стиль», относящийся к последним временам Помпеи (при­мерно с 50 г. н. э до 79 г.), разрешает стены в легкую игру перспективно данной, но всецело орнаментально задуманной иллюзорной архитектуры с просветами в ней, открывающими вид на фантастические, оживляемые фигурами залы, на летящих гениев или на идиллические ландшафты, — все в необычайно разнообразных, глубоких и сияющих красках. Благодаря этим росписям, которые мы должны причислить к великолепнейшим созданиям античного искусства, помпейский дом, снаружи столь прозаический и лишенный украшений, приобретает внутри в высшей степени привлекательные и наполненные интимным настроением внутренние помещения; сам по себе архитектонический и живописно столь приятный мотив сквозного вида, в особенности из атриума на перистиль и на сад, производит благодаря росписи еще более сильное впечатление.

Проще, чем описанный здесь дом состоятельного римского гражданина, хотя и по тому же принципу, устраивались дома менее состоятельных людей (в Риме существовали дажеквартирные доходные дома, которые так громоздили этаж на этаж, что, в конце концов, была установлена для них предельная граница допустимой высоты). С другой стороны, обширнее и роскошнее были дома богачей и сильных мира сего.

Термы Каракаллы в Риме (разрез АВ) - Римская архитектура


Рис. 94. Термы Каракаллы в Риме (разрез АВ)

Императорские виллы раннего периода заимствовали в общем свое основное устройство у частного жилого дома, но в формах и масштабах, соответствовавших значению их обитателей. Вестибюли превратились в великолепные портики, атриумы — в высокие просторные колонные дворы, перистили — в грандиозную садовую композицию с променадами, примыкающими вокруг библиотеками, картинными галереями и даже базиликами для отправления императорских функций. С ростом требований, предъявляемых к придворной обстановке, замкнутость расположения должна была все более уступать место более свободной застройке дворцового участка и разностороннему использованию окружающей природы. Галереи и окна скоро стали открываться в природу, в прекрасно разделанные сады; естественные неровности почвы превращались в эффектные уступы террас. Почти при каждой такой вилле имелись термы, а при более крупных, даже театры и стадионы. От многочисленных сооружений этого рода остались лишь скудные руины, наилучше сохранившиеся — в Альбано и Тиволи; последние особенно интересны тем, что здесь для летней резиденции любителя искусств и много путешествовавшего императора Адриана по его приказу были повторены в миниатюре знаменитейшие архитектурные произведения древнего мира.

 

Термы Каракаллы в Риме (план) - Римская архитектура


Рис. 94а. Термы Каракаллы в Риме (план)

Среди императорских дворцов императорской резиденцией в собственном смысле являлся Palatium, грандиозное здание на Палатине в Риме, начатое Августом и перестроенное Флавиями. Его план (Рис. 98) позволяет без труда различить обычную для помпейских домов последовательность закрытых помещений и открытых дворов в симметрическом расположении, но, разумеется, в гораздо более крупном масштабе.

По его узкому, направленному на северозапад главному фасаду тянется открытый портик, из которого три входа ведут во дворец: правый — в базилику, левый — в lararium (домашнюю капеллу), средний — в весьма эффектный в архитектоническом отношении приемный зал (30 X 39 м), украшенный нишами и колоннами. За ним расположен колоссальный колонный двор (58 X 53 м), к которому с правой (северо - восточной) и, по всей вероятности, также и с левой стороны примыкал ряд четырех и восьмиугольных комнат с полукруглыми экзедрами.

 

триумфальная арка Тита в Риме - Римская архитектура


Рис. 95. триумфальная арка Тита в Риме

Все завершается с юго - западной узкой стороны большим залом (30,5 X 34 м), обычно принимаемым за триклиний, и плоской нишей по главной оси. Через двери и окна в северо - западной стене открывается вид на устроенный в соседнем помещении грот с фонтанами — так на­зываемый нимфеум. В членении пространства обнаруживается стремление оживить и расширить прямоугольный план внутренними и внешними нишами и круглыми комнатами. С введением соответствующих сводчатых перекрытий возникли те взаимоотношения между формой помещения и формой перекрытия, на которых основываются целостность и замкнутая законченность внутреннего пространства римских зданий.

Прочие императорские дворцы построены свободнее в их плановом расположении, частью же совершенно независимы в нем от принятой в римском, жилом доме последовательности помещений. Дворец Диоклетиана в Спалато имеет необычную форму напоминающего крепость сооружения, которое занимает колоссальную площадь в 198 X 158 м; он укреплен шестнадцатью башнями и, подобно римскому лагерю, разделен двумя пересекающимися улицами на 4 квартала, в которых отдельные комнаты группируются вокруг перистиля.

 

 

Римская архитектура


Рис. 96. Колонна Траяна в Риме

Внутренняя декорация этих императорских дворцов достигла неслыханной роскоши, которая в отдельных случаях, как например, в золотом доме (domus aurea) Нерона, доходила вообще до пределов возможного.

Подобно дворцам, гробницы императоров отличаются от прочих гробниц своими размерами и богатой архитектонической разработкой. Заложенный в 28 г. до н. э. мавзолей Августа, в котором погребены члены его фамилии и ряд позднейших императоров, имел форму этрусского tumulus’a и состоял из высокого круглого основания в 95 м в диаметре, на котором был насыпан огромный, обсаженный кипарисами конус земли, увенчанный наверху колоссальной статуей императора. Основание было расчленено глубоко врезанными нишзми с полукуполами, вход был украшен колонным портиком. Еще значительнее был сохранившийся в виде современного замка св. Ангела мавзолей Адриана (построенный в 136—19 гг. н э.) Он имел в основе аналогичную форму. Но барабан, окружавший склеп, под ним галерея на квадратном основании со стороной в 104 м, имел 73 м в диаметре, был облицован мрамором и увенчан богатым карнизом с рядом статуй, за которыми возвышался конус со статуей императора на вершине. В прочих погребениях встречаются едва ли не все виды гробниц, с которыми римляне познакомились у покоренных ими народов: гробницы, высеченные в скалах, согласно этрусской традиции (гробница Сципионов и Назонов около Рима); гробницы, расположенные рядами на огороженных кладбищах с местами для сожжения (ustrina), храмами, источниками и простыми мраморными памятниками (cippus), подобными греческим стенам; колумбарии в виде подземных сводчатых склепов с расположенными в стенах друг над другом рядами ниш для хранения урн с пеплом; позднее, когда сжигание трупов стало выходить из употребления (со II века н. э.), — саркофаги, которые ставились частью в склепах, частью на открытом воздухе; алтари на ступенчатых основаниях, в которых помещались склепы (особенно часто в Помпее); aediculae в виде маленьких надгробных храмиков различной формы; tumulus’bi с высоким цилиндрическим основанием (гробница Цецилии Метеллы на Via Appia); в отдельных случаях даже пирамиды, в подражание гробницам египетских царей (пирамида Цестия в Риме). Эти гробницы располагались за городскими воротами по обеим сторонам загородных дорог. В Риме Via Appia и Via Latina являются великолепными некрополями. Хорошо сохранившуюся элегическую картину этого рода можно еще и поныне видеть на улице Гробниц перед Геркуланскими воротами в Помпее.

 

Помпейский жилой дом - Римская архитектура


Рис. 97. Помпейский жилой дом

И в чисто инженерных сооружениях, также как в рассмотренных архитектурных произведениях и памятниках, римляне проявили себя мастерами величайшей предприимчивости и высокого технического умения. Они не только возводили их с самого начала с максимальной, возможной солидностью, словно они были рассчитаны на вечность, но и придавали им по большей части монументальный и нередко художественный характер. Для обслуживания терм и бесчисленных фонтанов, расходовавших огромные массы воды, были проведены водопроводы неслыханного протяжения. Город Рим уже в начале императорского периода имел девять водопроводов необычайной длины — в 436 км с 2,4 км туннелей и 64 км акведуков. Позднее к ним присоединились еще пять. Большинство из них ныне представляет собою руины, которые тянутся по Кампанье целыми километрами изумительно живописных аркад (рис. 99). Но четыре из них и в наши дни, так же, как некогда, доставляют, свежую воду в «вечный город» и они одни уже делают Рим наиболее богатым водою городом в мире. При скрещении с улицами водопроводы пересекают их путем особых архитектонически оформленных ворот (Порта Маджоре при Aqua Claudia). Распределение шло из остроумно заложенных бассейнов. Конечные пункты водопроводов оформлялись в виде крытых источников и пышных фонтанов, так называемых нимфеев.

 

План дворца Флавиев на Палатине - Римская архитектура


Рис. 98. План дворца Флавиев на Палатине

Удаление сточных вод было также организовано наилучшим образом при помощи многочисленных подземных каналов, знаменитейшим примером которых является мощная, перекрытая великолепным сводом «Большая клоака» — Cloaca Maxima. Ранее ее приписывали этрускам; по новейшим исследованиям, однако, она, по крайней мере, в ее теперешнем состоянии, относится к раннему императорскому периоду.

Из римских городских стен ныне стоит лишь стена Аврелиана (построенная в 270—276 гг. н. э.); правда, ее техника уже не достигает солидности более ранних сооружений.

За пределами Рима, в далеких провинциях гигантского государства, также сохранились многочисленные римские сооружения в виде ворот (Порта Нигра и Трире), мостов (рис. 100), водопроводов (Pont du Gard, около Нима) и дорог. По северо-восточной границе тянулся так называемый Limes — пограничная черта, укрепленная валом, рвом и частично палисадами и крепостями; он был построен при Домициане и позднейших императорах.

 

Римский водопровод - Римская архитектура


Рис. 99. Римский водопровод

 

5. Историческое развитие и памятники

В ходе технического и формального развития римской архитектуры можно установить четыре отчетливо различаемых периода:

1. С 510 по 146 г. до н. э. — раннереспубликанский период, эпоха древнеиталийского, этрусского и раннегреческого искусства, осуществлявшегося преимущественно этрусскими мастерами в простых и незатейливых формах.

2. С 146 по 31 г. до н. э. — период римских завоеваний в южной Италии, Греции, Египте и Малой Азии, характеризующийся проникновением и преобладанием чужих элементов, в данном случае эллинистических форм, а затем переходом к римской архитектуре. Материал в обоих периодах — пеперин, травертин и необожженный кирпич со штукатуркой и терракотовой облицовкой.

3. С 31 до н. э. по 138 г. н. э. — период расцвета римской мировой державы со времени Августа и его преемников до смерти Адриана, период законченного греко-римского стиля с применением мрамора и разноцветного каменного материала в тщательнейшей технике и благороднейшем оформлении.

4. С 138 по 337 г. н. э. — период роскоши и упадка, характеризующийся применением наиболее драгоценных материалов, преобладанием декоративности, нагромождением частей, перегруженностью орнаментом, небрежным отношением к технике и к обработке деталей, наконец, полным вырождением и упадком.

Римский мост около С. Шама (Южная Франция) - Римская архитектура


Рис. 100. Римский мост около С. Шама (Южная Франция)

В первый период римская архитектура вплоть до III столетия, включая и несколько десятилетий его, находится в зависимости преимущественно от этрусского зодчества. Храмы получают большею частью «этрусское устройство», например храм Юпитера капитолийского в Риме, и даже техника кладки заимствуется у этрусков. Тем не менее, в отдельных случаях уже сказываются влияния южного велико - греческого искусства. Недавно открытый в Конке, около Рима, храм, относящийся, вероятно, к V столетию до н. э., обнаруживает в плане и в ступенчатом основании совершенно греческие черты (вытянутая целла, пронаос, опистодом и окружающая галерея с 4 колоннами на передней и 9 на обеих продольных сторонах). К концу IV столетия практический и утилитарный дух римской культуры проявляет свою самостоятельность в многочисленных инженерных сооружениях, мостах, дорогах, водопроводах. Храм же неизменно получает греческую целлу, высокий подиум, просторный портик с тесной расстановкой колонн по греческому образцу, боковые галереи и этрусскую заднюю стену.

В III и II столетиях замечается сильное влияние восточно-греческого, в особенности малоазийского искусства. Рим вступил в оживленные сношения с Пергамским царством. Представленная там Гермогеном эллинистическая архитектура была перенесена на некоторые ионические храмы в Риме: на храм Mater Matuta, названный Фортуна Вирилис (на форум Боариум), относящийся к 212 г., и на храм Юноны (Juno Sоsрitа) 197 г. до н. э. В это же время нашел себе доступ в Рим и коринфский стиль — в храме Magna Mater на Палатине (191 г. до н. э.) и прелестном круглом храме в Тиволи (середина II в.), в стержнях колонн которого обращает на себя внимание легкое сужение в нижней трети (рис. 101). С начала II столетия ведут свое происхождение и первые рыночные галереи-базилики, в том числе наиболее ранние базилика Порциа, построенная в 184 г. М. Порцием Катоном по его возвращении из Греции, и базилика Фульвиа, относящаяся к 179 г. до н. э.

 

Круглый храм в Тиволи - Римская архитектура
 

Рис. 101. Круглый храм в Тиволи


Во второй период греческие влияния получили перевес. Храмовые дворы стали окружаться колонными галереями и оживляться статуями, самые храмы украшались мозаичными полами по восточно-греческим образцам и золочеными потолками. Для сооружения храма Юпи­тера и храма Юноны, того и другого на Марсовом поле, был приглашен Гермодор с острова Кипра (после 146 г. до н. э.). В них он создал первые крупные мраморные сооружения Рима, благородная красота которых послужила сильным толчком к эллинизации римской архитектуры. На исходе II столетия был выстроен пре­красный круглый храм, так называемый храм Весты около Тибра, периптерос с 20 мраморными коринфскими колоннами и маленькой круглой целлой.

Примерно около 80 г. до н. э. — резкий перелом в строительной деятельности Рима, и с этого времени римская архитектура приобретает свои специфические, характерные черты. Стены, благодаря включению в них колонной системы в форме полуколонны с соответствующими антаблементами, получили тектоническое членение с определенным чередованием трех ордеров в многоэтажных зданиях. Арка вступила в тесную связь с колонной архитектурой. В это время возникли: Табулариум — государственный архив, весьма важное с художественно-исторической точки зрения монументальное здание у подножия Капитолия (рис. 90—91); далее, на Аппиевой дороге, известная своим прекрасным фризом с букраниями (черепа быков с гирляндами), гробница Цецилии Метеллы; на форуме — базилика Эмили а, на месте прежней базилики Фульвиа; около середины I столетия — построенная Юлием Цезарем на юго-западной стороне форума огромная (101 X 49 м) пышная базилика Юлиа с пятью нефами внутри и, напротив, на северо-восточной стороне — новый форум Цезаря. Был выстроен великолепный Большой цирк (Circus Maximus). За пределами Рима следует отметить прекрасный храм Геркулеса в Кори, с его почти квадратным портиком и пилястрами на внешней стене целлы (четыре дорических колонны его портика являются единственным примером дорического ордера в римской храмовой архитектуре, причем дорический ордер взят здесь в его позднейшей эллинистической форме). Он относится ко времени Суллы, который превратил в римскую колонию также и Помпею (в 80 г. до н. э.). Помпейский храм Аполлона (рис. 102) является еще эллинистическим произведением в форме периптерального коринфского храма на подиуме, с портком и без замыкающей задней стены; он расположен во дворе, который был окружен двухэтажной колонной галереей.

В третий период — со времени Августа до последних лет правления Адриана (31 г. до н. э. —139 г. н. э.) римская архитектура движется по восходящей линии. Рим получает совершенно новый облик: «из глиняного города он сделался городом мраморным». Невероятное увлечение строительством стало знаком всего этого времени. Август, по рассказам, в первые годы своего правления восстановил 80 старых храмов, закончил 20 других построек и построил заново 40 храмов и общественных зданий. Он расширил форум Романум, перестроил на нем храм Диоскуров (Кастора и Поллукса) и храм Согласия и соорудил небольшой храм Цезаря с ораторскойтрибуной перед ним (rostra Julia). Кроме того, Август заложил рядом с форумом Цезаря свой собственный форум Августа, с большим храмом Марса-Удьтора (Марса Мстителя), от которого до наших дней стоят три восемнадцатиметровые колонны с римскокоринфскими капителями и частью перекрытия с великолепно оформленным портиком из каррарского мрамора. Тот же Август довел до конца начатый уже Цезарем театр Марцелла, соорудил на Палатине храм Аполлона и императорскую резиденцию — Палациум и, наконец, воздвиг на Марсовом поле свою грандиозную надгробную ротонду — мавзолей Августа.

 

Колонный двор храма Аполлона в Помпее - Римская архитектура


Рис. 102. Колонный двор храма Аполлона в Помпее

При Августе его зятем и соправителем Агриппой был построен в 27 г. до н. э. (старый) Пантеон, который, по - видимому, составлял главный зал названных его именем терм, первых устроенных по греческому образцу общественных бань в Риме; кроме того, была построена базилика Нептуна, от которой остались стоять 11 тринадцатиметровых коринфских прекрасно оформленных колонн. В стилистическом отношении этот классический период первого времени империи — золотой век римского искусства и литературы — характеризуется преобладанием коринфского ордера, по большей части с высокой базой и зачастую неканнелированным стволом колонны, со зрелой римскокоринфской капителью, низкими эпистилями, сравнительно высокими архитравами и богатым консольным карнизом. Известнейший архитектор этого времени — Витрувий Поллион, военный инженер - строитель Августа, издавший в 16 г. до н. э. 10 книг об архитектуре. Витрувий, проводивший преимущественно принципы эллиниста Гермогена, считался законодателем архитектуры и оказал огромное влияние на ее развитие.

 

Поперечный разрез Пантиона в Риме - Римская архитектура


Рис. 103. Поперечный разрез Пантиона в Риме

Непосредственные преемники Августа (14 г. до и. э. —69 г. н. э.) были его продолжателями в деле архитектурного строительства. На Римском форуме (Forum Romanum) был перестроен храм Сатурна, от которого еще стоят 8 колонн; их ионические диагональные капители являются, однако, плодом позднейшей реставрации. К зданиям императорской резиденции на Палатине присоединились в это время дворцы Тиберия и Калигулы. Клавдием была сооружена Aqua Claudia, Нероном — его «золотой дом» (стр. 91).

Монументальными сооружениями большого стиля выдвинулись Флавии (69—96 г. н. э.). Вызывавший всеобщее изумление, но пользовавшийся дурной славой «золотой дом» Нерона был срыт, и на его месте были построены огромные термы Тита и амфитеатр Флавиев, прозванный Колизеем (Colosseum, «Колоссальный») — образцовое сооружение по целесообразности плана, конструкции и архитектоническому оформлению. Веспасиан и Тит построили форум Мира (Forum Pads), называвшийся также форумом Веспасиана, и воздвигли на нем большой храм Мира. «Сенат и народ» посвятили императору Титу после его смерти (91 г. н. э.) прекрасную триумфальную арку у подножия Палатина, в память его победы над евреями (70 г. н. э.) и разрушения Иерусалима. Домициан (81—96 гг.) соорудил храм Веспасиана, от которого еще стоят три колонны, и который интересен своими украшениями на фризе. От него ведет свое происхождение блестящий, начатый еще Августом, императорски й дворец на Палатине.

 

План Патиона в Риме - Римская архитектура


Рис. 103а. План Патиона в Риме

При нем начат был также форум Транзиториум, в качестве соединения между форумом Мира и форумом Августа, и на нем храм Минервы. Этот форум был, однако, закончен в 98 г. лишь его преемником Нервой и был назван именем последнего. От восточной части его внешней стены еще сохранились две великолепные колонны, выдающиеся над землею только своей верхней частью, с богатым рельефным фризом и консольным карнизом.

Необычайную строительную деятельность развил энергичный Траян (98—117 гг.), сооружая военные дороги, гавани, мосты, водопроводы, термы и украшая также свою резиденцию. Он приказал снести находившийся между Капитолийским и Квиринальским холмами каменный горб в 30 м высоты и построил здесь форум Траяна с пятинефной, имевшей бронзовое перекрытие Ульпиевой базиликой и вызывавшей всеобщее изумление колонной Траяна. Этим форумом Траян затмил форумы всех прочих императоров. Его архитектором был гениальный Аполлодор из Дамаска, в котором греческий, художественный вкус счастливейшим образом соединялся с восточной любовью к пышности.

При Адриане (117—138) период расцвета римской архитектуры заканчивается множеством грандиозных и блестящих архитектурных сооружений, как на севере, так и на юге, как на западе, так и на востоке огромного государства. Он сам был большим знатоком искусства и построил в Риме по собственному проекту гигантский двойной храм Венеры и Ромы, с перекрытой сводом двухчастной целлой, в которой расположенные по обеим сторонам апсиды сходятся своей задней стороной, с пронаосом на обеих узких сторонах и с окружающим все перистилем из 10: 20 колонн колоссальных размеров. Сооружением нового Пантеона на месте старого здания, построенного Агриппой и уничтоженного в 110 г. н. э. пожаром, он довел круглый храм до непревзойденного совершенства (рис. 103—104). Эта посвященная высшим богам ротонда (построенная, согласно печатям на кирпичах, между 110 и 125 гг. н. э.) производит внутри почти подавляющее впечатление изумительной классической гармонией. Расчлененный восемью чередующимися прямоугольными и круглыми нишами барабан имеет в диаметре 43,5 м и в высоту — половину этого размера. Общая внутренняя высота от пола до вершины купола равняется диаметру. Богато кассетированный купол оставляет вверху свободным девятиметровое, круглое отверстие, так называемый глаз, чем достигается поистине идеальное освещение. Портик этого купольного здания явно приставлен. Несмотря на надпись, он не может, поэтому считаться с достоверностью произведением Агриппы.

Поблизости от столицы, у подножия Сабинских гор, Адриан потроил свою блестящую виллу около Тиволи, наиболее знаменитое произведение этого рода в классической архитектуре (стр. 90); в самом Риме им был сооружен Pons Aelius в качестве непосредственного подъезда к его грандиозному, упомянутому выше Мавзолею, ныне замку св. Ангела.

 

Пантеон в Риме - Римская архитектура


Рис. 104. Пантеон в Риме

В четвертый период в римской архитектуре появляется ряд бросающихся в глаза новшеств, интересных в том отношении, что они обнаруживают все признаки свойственного барокко художественного понимания, как мы его можем проследить на архитектуре переходного периода, от позднего ренессанса к стилю барокко (на исходе XVI столетия). Они, видимо, вытекают из стремления превзойти прежние, грандиозные архитектурные произведения неслыханным дотоле увеличением пышности, применением пестрых и драгоценных сортов камня и благородных металлов и преимущественно декоративным пониманием и разработкой архитектурных частей. Конструктивная закономерность колонн, в отношении их постановки и оформления, отступает на задний план; они становятся явно декоративным мотивом и в качестве такового применяются иногда вдвойне, в виде сдвинутых вместе парных колонн. Капители оживляются фигурными украшениями. Фризы получают нередко выпуклый профиль или, что следует особенно отметить, богатое расчленение вертикально стоящими консолями. В стенах значительную роль играет полукруглая ниша, перекрытая раковиной. В карнизах окон, ниш и т. п. появляются горизонтальные изломы в пятах арок; в отдельных случаях разрушается даже фронтон (высеченные в скалах гробницы в Петре). Поверхности фасадов и карнизы также начинают выгибаться; встречаются даже примеры столь характерного для барокко «большого ордера», с колоннами, проходящими через два этажа. К этому присоединяются пышность и расточительное богатство орнаментировки, детали которой также обнаруживают все черты барокко. Начало этих стилистических новшеств можно проследить уже в архитектурных сооружениях Траяна и Адриана. Когда бродишь по широко раскинутым развалинам виллы Адриана в Тиволи и наталкиваешься на мраморные плиты с изогнутыми линиями рамок, на закругленные углы и широкие выпуклые профили, то невольно создается впечатление, что находишься среди остатков, какого - нибудь дворца из времен барокко XVI или XVII столетия. Даже лист аканфа подвергается здесь и на фризе форума Траяна {ныне в Музее терм) изменению в духе барокко и получает желобчатую поверхность.

Корни этого античного барокко следует, по - видимому, искать в восточной любви к пышности, перенесенной на запад под влиянием произведений гениального Аполлодора из Дамаска и под непосредственным воздействием Адриана. Однако и здесь оно означает усиление декоративных средств, которое должно было явиться неизбежным следствием художественного направления, стремившегося к максимальному великолепию и пышности. Сравнительно с предшествующим периодом, его следует рассматривать как ступень упадка римского искусства, тем более, что одновременно начинается бросающееся в глаза пренебрежение техникой. Само же по себе оно представляет, по крайней мере, на Востоке, вершину его развития.

В самом Риме в четвертый период было создано сравнительно мало художественно значительных архитектурных произведений. На северной стороне Римского форума преемник Адриана Антонин Пий (138—161) соорудил в 141 г. посвященный своей жене Фаустине Старшей, а после его смерти и ему самому, прекрасный храм Фаустины и Антонина, от которого еще сохранился портике 10 элегантными неканнелированными коринфскими чипполиновыми колоннами, велико­лепным ре ьефным фризом и простым, изысканно разработанным карни­зом. Марк Аврелий (161—180) для возвеличения своих побед в войне с маркоманнами и соседними племенами воздви, почетную колонну, подобную колонне Траяна. В воспоминание о победах Септимия Севера (192 211) над парфянами и арабами была сооружена в север­ном углу главного форума названная его именем триумфальная арка (рис. 105), уже обнаруживающая в пышном богатстве своих форм упадок классического художественного вкуса. Грандиозностью отли­чались, однако, его дворцовые сооружения на Палатине (от которых еще сохранились просторные коридоры, галлереи и мощные основа­ния) и знаменитый Септизониум Севера — трехэтажный пышный фасад почти 100 м длины, монументально завершавший Аппиеву дорогу. К архитектурным произведениям первого ранга принадлежат начатые в 212 г термы Ка­ра каллы (рис. 94), значительнейшие обще­ственные бани Рима, образец высшего со­вершенства в плане и архитектурной разра­ботке. Посвященные в 305 г. термы Диок­летиана еще прево­сходили термы Кара- калты своими разме­рами, но в разрешении плана отстают от них (перекрытый тремя кре­стовыми сводами вели­чественный главный зал их Микельанджело использовал в качестве трансепта для церкви Санта Мариа дельи Анджели).

В самом Риме в четвертый период было создано сравнительно мало художественно значительных архитектурных произведений. На северной стороне Римского форума преемник Адриана Антонин Пий (138—161) соорудил в 141 г. посвященный своей жене Фаустине Старшей, а после его смерти и ему самому, прекрасный храм Фаустины и Антонина, от которого еще сохранился портике 10 элегантными неканнелированными коринфскими чипполиновыми колоннами, великолепным рельефным фризом и простым, изысканно разработанным карнизом. Марк Аврелий (161—180) для возвеличения своих побед в войне с маркоманнами и соседними племенами воздвиг, почетную колонну, подобную колонне Траяна. В воспоминание о победах Септимия Севера (192 211) над парфянами и арабами была сооружена в северном углу главного форума названная его именем триумфальная арка (рис. 105), уже обнаруживающая в пышном богатстве своих форм упадок классического, художественного вкуса. Грандиозностью отличались, однако, его дворцовые сооружения на Палатине (от которых еще сохранились просторные коридоры, галлереи и мощные основания) и знаменитый Септизониум Севера — трехэтажный, пышный фасад почти 100 м длины, монументально завершавший Аппиеву дорогу. К архитектурным произведениям первого ранга принадлежат начатые в 212 г термы Каракаллы (рис. 94), значительнейшие общественные бани Рима, образец высшего совершенства в плане и архитектурной разработке. Посвященные в 305 г. термы Диоклетиана еще превосходили термы Каракалты своими размерами, но в разрешении плана отстают от них (перекрытый тремя крестовыми сводами величественный главный зал их Микельанджело использовал в качестве трансепта для церкви Санта Мариа дельи Анджели).

 

Триумфальная арка Септимия Севера в Риме - Римская архитектура


Рис. 105. Триумфальная арка Септимия Севера в Риме

К этому же времени относится и храм так называемой Минервы Медика, бывший, по - видимому, первоначально нимфеумом, связанным с какими-нибудь банями или с императорской виллой. Сооруженная в 316 г. около Колизея арка Константина, для которой, в целях ускорения работы, были взяты архитектурные фрагменты и пластические произведения с уничтоженной одновременно арки Траяна, про­изводит еще в своей прекрасной сохранности великолепное общее впечатление, но уже не удовлетворяет в художественном отношении теми своими частями, которые относятся ко времени ее сооружения. Поздняя античность должна была, однако, создать еще одно смелое грандиозное произведение — начатую Максенцием и законченную Константином базилику на Римском форуме. Она имела в основании направленный при­мерно с востока на запад прямоугольник 100 X 76 м, с открытым портиком на столбах с восточной стороны, из которого трое дверей вели во внутреннее помещение. Последнее состояло из трехнефного главного пространства и лежащей против среднего входа полукруглой апсиды, замыкавшей средний неф, который имел колоссальную ширину (пролет)- 25 м (для сравнения можно указать, что средний неф просторнейшей готической церкви, Миланского собора, имеет в ширину 19 м, Кельнского собора — 15 м)\\\\ он был перекрыт тремя крестовыми сводами в 35 м высоты, от пола до вершины свода. Боковые нефы имели в ширину 17,5 м и были перекрыты каждый тремя цилиндрическими сводами в 24,5 м высоты, ось которых направлена перпендикулярно к главной оси. В этом последнем, крупном произведении античное зодчество Рима создало образец трехнефной базилики, явившейся наряду с Пантеоном тем новым типом здания, которое играло столь значительную роль в зарождавшейся при Константине (305—324 или 337 гг.) христианской архитектуре.

 

Дворы перед храмом Юпитера в Гелиополисе (план) Римская архитектура



Рис. 106. Дворы перед храмом Юпитера в Гелиополисе (план)

Строительная энергия и архитектурные увлечения римских императоров и поданный ими пример отражались далеко за стенами Рима, вплоть до окраинных провинций неизмеримой державы. Везде где римляне основывали постоянные поселения, от них остались следы значительных архитектурных сооружений. Так например, от императорского периода еще сохранились 125 триумфальных арок, из них 30 в Италии, включая Рим, 14 во Франции, 6 в Испании, 1 в Германии, 54 в Северной Африке и 20 в восточных провинциях. Со времени Траяна североафриканские владения Рима, в частности древняя Нумидия, развились в цветущие культурные области.

В Италии хорошо еще сохранились храмы в Ассизи, Брешии и Поле, амфитеатры в Вероне и Поле, триумфальные арки в Аосте, Сузе, Римини, Поле, Анконе и Беневенто.

В южной Галлии уже в VII веке существовала великогреческая колония, основанная фокейцами (смелыми мореплавателями лидийского города Фокеи). Римское искусство нашло себе здесь хорошо подготовленную почву. Но греческие основные черты сохранились здесь и после того, как страна была завоевана Цезарем. Сохранившиеся в Ниме, Арле, Оранже, Виенне иСен-Реми остатки римской архитектуры являют нам еще и теперь интересную картину сдержанно благородного галльско - римского искусства. ( 1 )

И в Германии сохранились еще многочисленные развалины крепостей, терм и т. п., в наиболее полном виде — грандиозные, но скупо обработанные ворота в Трире, Порта Нигра.

В III столетии центр тяжести античной культуры все больше сосредоточивался на востоке. Влияние центральной власти начало ослабевать; вновь стал сильнее проявляться национальный характер восточных народов. Но восточная любовь к пышности была очищена духом эллинистически-римского искусства и обогащена чрезвычайно важными техническими достижениями запада. Таким образом, в многочисленных, по большей части основанных римлянами по определенному плану и быстро расцветших городах Малой Азии и Сирии были созданы произведения, которые даже превзошли одновременные архитектурные сооружения западной половины империи. Применение колонн достигло блестящего развития в крытых колоннадах, тянувшихся по обеим сторонам главных улиц, и в соответствующих воротах. Главная улица Пальмиры в Сирии на протяжении 1135 м сопровождалась по обеим сторонам двойной колоннадой, каждый ряд которой насчитывал 375 колонн. Улицы с такими же колоннадами были и в ряде других городов, например в Ефесе, Антиохии, Милете, Сиде, Апамее и Герасе. В отношении к колоннам обнаруживается весьма свободный подход: в большом храме Солнца в Пальмире колонны портика на трети их высоты снабжены выступающими крон­штейнами для постановки статуй; на обломках колонн Герасы венец подымающихся листьев аканфа облегает стержень над базой (оба мотива снова встречаются позднее в искусстве средних веков и ренессанса). Грандиознейшими руинами восточноримской архитектуры являются развалины святилища Гелиополя, нынешнего Бааль- бека, некогда большого и богатого города между Ливаном и Анти- ливаном. Огромный гелиопольский храм Юпитера (рис. 106) имеет устройство, напоминающее семитские культовые сооружения с двумя дворами: меньшим восьмиугольным передним двором с колонным портиком перед ним и сорокатрехметровой в ширину наружной лестницей, заканчивающей большую колоннадную улицу, и обширным вну­тренним двором 86X97,50 м с большим жертвенным алтарем и двумя очистительными бассейнами.

(1) В средней и северной Галлии с середины последнего тысячелетия до н. э. жили кельты. Они находились еще на ступени La Тёпеского периода культуры, когда были оттеснены продвигавшимися с Цезарем римлянами.

Этот алтарный двор окружен на входной и на обеих боковых сторонах, чередующимися прямоугольными и полукруглыми экзедрами. На четвертой, противоположной входу стороне стоит колксальный храм, периптерос с 10 : 19 коринфскими колоннами и с двойным рядом колонн в портике. От соседнего меньшего периптероса, имеющего все же внушительные размеры 37 : 80 Этот алтарный двор окружен на входной и на обеих боковых сторонах чередующимися прямоугольными и полу¬круглыми экзедрами. На четвертой, противоположной входу стороне стоит кол ксальный храм, периптерос с 10: 19 коринфскими колоннами и с двойным рядом колонн в портике. От соседнего меньшего периптероса, имеющего все же внушительные размеры 37:80 м, сохранились необычайно богатый вход и двадцатиметровая целла — одно из наиболее великолепных римских внутренних помещений с барочным мотивом «большого ордера», проходящего через два этажа, которые намечены окнообразны и нишами; нижний их ряд заканчивается вверху круглыми арочками, верхний — треугольными фронтончиками., сохранились необычайно богатый вход и двадцатиметровая целла — одно из наиболее великолепных римских внутренних помещений с барочным мотивом «большого ордера», проходящего через два этажа, которые намечены окнообразны и нишами; нижний их ряд заканчивается вверху круглыми арочками, верхний — треугольными фронтончиками.

Оба храма были основаны в середине II столетия. Но больший никогда не был совершенно закончен. Весьма свободное барочное оформление обнаруживает маленький круглый храм в Баальбеке. Стена его целлы снаружи оживлена расчленением при помощи ниш между пилястрами; выдвинутые вперед колонны опираются на изгибающийся внутрь цоколь и увенчиваются таким же карнизом. Еще дальше в духе барокко идут фасады высеченных в скалах гробниц на востоке, относящиеся к III и IV столетиям. Фасады Петры (к югу от Мертвого моря) имеют огромную ширину и высоту (до 30 м); сплошные линии их карнизов нарушены изломами произвольных выступов, и даже фронтоны теряют свою цельность ради балдахино ­ образных надстроек.

Египет, как мы уже указали ранее, продолжал и при римских хозяевах сохранять национальный характер своей архитектуры. Но в остальной северной Африке стиль барокко, овеянный свободой восточного, художественного вкуса, принес пышную и великолепную жатву. Уже в триумфальной арке Траяна в Тимгаде (Алжир) мотив арок с колоннами и с богатым изломом антаблемента превратился в чисто живописную архитектурную декорацию. Не менее красива воздвигнутая в 163 г. Антонином Пием в честь Марка Аврелия и Люция Вера арка в Триполи.

Во дворце Диоклетиана (284—305) в Спалато, на восточном берегу Адриатического моря (стр. 91), весь карниз над средними колоннами подымается круглой аркой, которая врезается в расположенный над ними фронтон. Там можно встретить и аркадные стены на колоннах, связанных непрерывным рядом круглых арок, и чисто декоративное членение стен при помощи карликовых колонок на консолях с проходящей над ними цепью круглых арочек — мотивы, являющиеся непосредственными предшественниками романских, арочных фризов.

К концу III столетия строительная деятельность восточноримской империи сосредоточилась преимущественно в Византии (Константинополе)— городе, который является естественными воротами с запада на восток. Нагромождением необычайной пышности Константин стремился превратить ее в мировую столицу, которая ни в чем не должна была уступать Риму, столь богатому блестящими архитектурными сооружениями прежних времен. Сооружались бесчисленные храмы, базилики, дворцы, правительственные здания, библиотеки, термы, гимназии, почетные колонны и т. п., и все это с настоящей, восточной пышностью украшалось пестрым мрамором, бронзой, серебром, золотом и драгоценными камнями. Значительными дальнейшими достижениями обогатилась конструктивная техника сводчатого, в особенности купольного перекрытия. Но великая монументальность римскогреческого искусства не была уже более достигнута; архитектурные части вырождаются, орнамент засыхает. Архитектура совершает переход к византийскому стилю.

Значение Рима и всего запада соответственно отступает на второй план. Последним, крупным сооружением была уже упомянутая ранее аврелианская городская стена, оконченная в 276 г. Примерно в то же время угасает и некогда столь богатая строительная деятельность в римских провинциях.
С разделением империи Феодосием в 395 г. римская культура и античный мир приходят к концу. Новые народы, пришедшие с севера, появляются отныне на арене римской истории. Создавая здесь свои государственные организации, они завладевают в то же время и художественным наследием умирающей античности. Таким образом, оно сохраняется, правда в измененной во многом форме, для новой культуры германских народов.

История архитектуры К. О. Гартман, 1936 г.

 





От: no,  2928 просмотров (а)




-

Скрыть комментарии (0)

UP


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя: (или войдите через соц. сети ниже)
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру).
Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:

« Архитектура этрусков Древнехристианская архитектура и памятники »