Проекты домов

 

Проекты домов, общественных зданий, посёлков и пр.

 







Архитектурное бюро Глушкова



Опубликовано: Март 13, 2014

Юсуповский дворец на Мойке - Реставрация памятников архитектуры второй трети 19 века

Уже 22 февраля 1919 года декретом, подписанным народным комиссаром просвещения А. В. Луначарским, объявлялось, что «Дворец б.кн. Юсупова, находящийся на набережной р. Мойки, д. № 94, представляющий художественно-исторический памятник и заключающий собрание картин и предметов художественного значения, объявляется национальной собственностью и переходит в ведение Комиссариата просвещения по Отделу по делам музеев и охране памятников искусства и старины».

История Юсуповского дворца восходит к 60-м годам XVIII века, когда участок занимало сравнительно небольшое здание, принадлежавшее графу П. И. Шувалову и перестроенное архитектором Ж.-Б. Валлен-Деламотом. В 1795 году дворец Шувалова перешел в собственность А. В. Браницкой — племянницы фаворита Екатерины II князя Г. А. Потемкина. Тогда же здание подверглось перестройке, выполненной по проекту неизвестного зодчего. В дальнейшем, в 1830 году, дворец приобрел богатейший вельможа князь Н. Б. Юсупов. По заказу нового владельца архитектор А. А. Михайлов 2-й в течение 1830—1838 годов капитально переделал фасады и интерьеры дворца. Именно тогда здание приобрело свой нынешний облик.

А. А. Михайлов надстроил боковые одноэтажные флигеля и, объединив их с центральной частью дворца (к которой также была сделана пристройка), заново оформил его фасады. Кроме того, архитектор закрыл ранее существовавший сквозной проезд во двор и соорудил на его месте новый Парадный вестибюль и Мраморную лестницу.

А. А. Михайловым была создана и роскошная отделка парадных залов второго этажа, многие из которых сохранились до нашего времени. Среди них грандиозный двусветный Белоколонный, или Банкетный зал, Танцевальный зал, или Белая гостиная, Большая ротонда, Синяя и Красная гостиные. Стены этих залов были облицованы искусственным мрамором (как в Танцевальном зале и Большой ротонде) или же обтянуты штофом (как в Синей и Красной гостиных). Своды и потолки украшала живопись, созданная известными художниками-декораторами А. К. Виги, Б. Медичи, П. Скотти, Ф. Торичелли, А. И. Травиным. Высокими художественными достоинствами отличались паркеты, выполненные из ценных пород дерева, и великолепные двери, украшенные арматурами из золоченой бронзы.

А.А. Михайлов осуществил очень серьезную и тщательную работу по изменению фасадов и интерьеров Юсуповского дворца, но и в последующие годы в этом здании не прекращались разного рода переделки. Так, в 1840-х годах архитектор Б. Симон создал на месте оранжереи зимний сад и Гобеленовую гостиную. Еще более существенные изменения произошли во дворце в 1858-1859 годах, когда архитектор И. А. Монигетти полностью перестроил Парадную лестницу, переделал помещения дворцового Театра, решив его отделку в формах «второго барокко», насыщенных золоченой лепкой, и заново оформил жилые комнаты, расположенные в первом этаже.

 
Юсуповский дворец. Мавританская гостиная. До реставрации  
 
Юсуповский дворец. Мавританская гостиная. До реставрации
 
Юсуповский дворец. Мавританская гостиная. После реставрации  
 
Юсуповский дворец. Мавританская гостиная. После реставрации
 
Юсуповский дворец. Реставрация памятников архитектуры второй трети 19 века.  
 
Юсуповский дворец. Николаевский зал. После пожара


Юсуповский дворец. Николаевский зал. После реставрации  
 
Юсуповский дворец. Николаевский зал. После реставрации

Тогда же, в соответствии с модой того времени, во дворце появились Турецкий кабинет и Мавританская гостиная. Особенно богато была оформлена последняя. Здесь имеется мраморный фонтан, панели стен облицованы белым мрамором, инкрустированным вставками из темно-красной и иссиня-черной полированной мастики и тонкими золотыми филенками. Верхняя часть стен была сплошь расписана арабской вязью по золоченому фону. Потолок кабинета украшала полихромная лепка, изготовленная в Париже из мастики — так называемого «картонпьера».

Необходимо отметить, что переделки, произведенные во дворце в 1858—1859 годах, не затронули основных парадных помещений второго этажа, сохранивших в неприкосновенности свое оформление, созданное А.А. Михайловым. В 1860-х годах изменению в связи с устройством световых фонарей подверглись плафоны в двух залах второго этажа: Николаевском и так называемом Прециозе. Через тридцать лет, в конце XIX века, архитектор А. А. Степанов ввел дополнительные элементы в отделку помещения дворцового Театра. Одновременно академик Э. К. Лингарт выполнил плафоны перекрытия и вставки на ограждениях ярусов, а также расписал занавес сцены, изобразив на нем дворец Юсуповых в их подмосковной усадьбе Архангельское. А. А. Степанов увеличил количество золоченой лепки, украшающей стены и потолки театрального зала.

В 1911—1917 годах архитекторы А.П. Вайтенс и А. Я. Белобородов переделали жилые комнаты первого этажа. Для создания нового оформления гостиных, Кабинета, Будуара, Спальни были привлечены лучшие мастера, в том числе ставшие в то время известными художники В. М.
 
Юсуповский дворец. Синяя гостиная. Общий вид. После реставрации  
 
Юсуповский дворец. Синяя гостиная. Общий вид. После реставрации
 
Юсуповский дворец. Театр. Центральный плафон. После реставрации
 
Юсуповский дворец. Театр. Центральный плафон. После реставрации
 
 
Конашевич, Н. А. Тырса, С. В. Чехонин. Из всех этих помещений наибольший интерес представляла Большая гостиная с ее колоннами, облицованными светло-коричневым искусственным мрамором, лепным карнизом и росписью потолка. Отделка гостиной была еще не завершена, когда грянула Великая Октябрьская революция, выбросившая из дворца его титулованных хозяев и вдохнувшая новую жизнь в стены старого здания.

С 1919 по 1925 год дворец использовался в качестве музея, где демонстрировались богатейшие коллекции живописи, скульптуры, прикладного искусства, некогда принадлежавшие Юсуповым. С 1926 года его назначение изменилось. Здесь открылся Центральный дом работников просвещения (Дом учителя), впоследствии переименованный во Дворец культуры работников просвещения, который вот уже более полувека занимает здание и ведет в его стенах большую культурно-просветительную работу.

В период Великой Отечественной войны с сентября 1941 года в Юсуповском дворце помещался госпиталь, но это не помешало фашистским варварам обрушить на него град снарядов, шесть из которых разорвались в помещениях. Особенно большие повреждения причинили зданию две бомбы: одна, попавшая в него в ночь на 20 сентября, и вторая — 14 октября 1941 года.
  
Юсуповский дворец. Театр. Общий вид. После реставрации  
 
Юсуповский дворец. Театр. Общий вид. После реставрации
 
Юсуповский дворец. Театр. Плафон. Фрагмент. В процессе реставрации
 
Юсуповский дворец. Театр. Плафон. Фрагмент. В процессе реставрации

Юсуповский дворец. Театр. Плафон. После реставрации
 
Юсуповский дворец. Театр. Плафон. После реставрации
 

Юсуповский дворец. Красная гостиная. Общий вид. После реставрации.
 
Юсуповский дворец. Красная гостиная. Общий вид. После реставрации.
 
Юсуповский дворец. Итальянский зал. Плафон. До реставрации
 
Юсуповский дворец. Итальянский зал. Плафон. До реставрации
 
Одна из них пробила перекрытие над Зеленой гостиной, разрушила примыкавшую к ней стену Танцевального зала и перекрытие первого этажа над Библиотекой и взорвалась в подвале. Взрыв уничтожил отделку Библиотеки. Другая бомба вызвала пожар, в пламени которого погибло оформление зала Прециоза. Еще одна бомба разорвалась в саду, повредив ограду Парадного двора и Мавританскую гостиную, в стенах которой образовались сквозные трещины. Немалый ущерб нанесли дворцу осколки вражеских снарядов, повредив главный фасад и разбив часть карниза. Один снаряд пробил крышу и перекрытия над Белоколонным залом и застрял за деревянной обшивкой стены. К счастью, он не разорвался и впоследствии был извлечен.

Но и в самые тяжелые времена ленинградцы твердо верили в грядущую победу и делали все возможное для того, чтобы сохранить здание и создать необходимые предпосылки для его успешной реставрации. Едва лишь переставали рваться фашистские бомбы и снаряды, как в залах дворца начинались архитектурные обмеры и консервационные работы, которыми руководили архитекторы О. Н. Шилина и В. Д. Болдырева. В ноябре - декабре 1941 года велись ремонтно-восстановительные работы по кровле и отдельным конструкциям.

Юсуповский дворец. Итальянский зал. Плафон. После реставрации
 
Юсуповский дворец. Итальянский зал. Плафон. После реставрации
 
В 1943 году в самых неблагоприятных условиях архитектору Е. А. Кратировой удалось произвести обмер Зеленой гостиной, и тогда же сумели закрепить на ее потолке сохранившиеся фрагменты штукатурки с живописью, чтобы иметь образцы для воссоздания росписи плафона. Точно так же были укреплены уцелевшие фрагменты лепки на потолке в зале Прециоза и детали лепных карнизов в поврежденных снарядами комнатах первого этажа. Пробитая снарядами кровля, несмотря на тяжелейшие условия блокадных дней, периодически заделывалась, а накопившаяся в подвалах вода была выкачана летом 1942 года.

В первом же послевоенном году во дворце развернулись реставрационные работы. Выполнение их было поручено недавно созданным Ленинградским архитектурно-реставрационным мастерским. Дворец насчитывал такое множество художественно оформленных интерьеров и состояние их было таково, что реставрация их растянулась на много лет.

В 1946—1955 годах были восстановлены наиболее сильно пострадавшие в годы войны помещения: зал Прециоза, Зеленая гостиная, Танцевальный Белоколонный (Банкетный) и Римский залы.

Юсуповский дворец. Белоколонный (Банкетный) зал. Роспись плафона. Фрагмент. До реставрации
 
Юсуповский дворец. Белоколонный (Банкетный) зал. Роспись плафона. Фрагмент. До реставрации
 
Были отремонтированы поврежденные конструкции перекрытий и воссоздан лепной и живописный декор. В это же время реставрировались Парадный вестибюль и мраморная лестница, Римский зал, Фойе Театра и Античная галерея. Здесь промывался и шлифовался мрамор полов вестибюля, ступеней и перил лестницы. Художники А. А. Мартынов, Н. В. Перцев, И. Г. Андреев, Я. А. Казаков, А. В. Трескин, В. М. Смирнов, О. М. Денисова, О. Ю. Педаяс и В. Д. Иняшкин укрепляли и расчищали росписи, исполненные клеевыми красками по штукатурке и ткани, а также восполняли имевшиеся в них утраты.

18 января 1949 года отважные воины капитаны В. Н. Лаптев и С. В. Степанов, старший лейтенант И. В. Трофимов и рядовой Д. А. Рассохин извлекли неразорвавшийся снаряд, застрявший в стене Белоколонного зала, и тем самым устранили угрозу, много лет нависавшую над зданием.

Реставрационные работы велись на основе углубленного изучения архивных документов и иконографических материалов. Архитектор О. Н. Шилина написала историческую справку, систематизировав в ней основные сведения по истории строительства здания.

Юсуповский дворец. Белоколонный (Банкетный) зал. Реставрация росписи. Художник А. В. Трескин
 
Юсуповский дворец. Белоколонный (Банкетный) зал. Реставрация росписи. Художник А. В. Трескин

Неоценимую помощь оказали реставраторам прекрасные акварели, выполненные в 1852 — 1854 и в 1863—1866 годах художниками В.С. Садовниковым и А. А. Редковским, которые запечатлели облик многих помещений дворца.

Реставраторы еще не успели полностью залечить раны, нанесенные зданию войной, как дворец постиг новый удар. В 1958 году в Николаевском зале вспыхнул пожар, который уничтожил его деревянное перекрытие и все декоративное оформление. Чтобы ликвидировать последствия пожара, инженеры и архитекторы сектора научного исследования и проектирования Специальных научно-реставрационных производственных мастерских в кратчайший срок разработали проект восстановления конструкций и отделки Николаевского зала. В 1959—1961 годах в соответствии с этим проектом над залом смонтировали несгораемое перекрытие, уложенное по металлическим балкам, к которым был прикреплен подвесной потолок. Утраченные архитектурные детали и лепной декор восстановили по чертежам архитектора А. П. Куликова и сохранившимся остаткам, а художники Я. А. Казаков и В. Г. Корбан воссоздали роспись плафона и стен, использовав старые фотографии и уцелевшие фрагменты живописи.

Планомерная реставрация дворцовых интерьеров продолжалась и в 60-х годах. В 1962 году стены Фойе Театра были обиты изготовленным по специальному заказу, по старым образцам, голубым узорчатым шелком, заменившим давно утраченные фламандские шпалеры. Много труда приложили реставраторы к восстановлению отделки Мавританской гостиной. Состояние этого помещения было поистине аварийным. В его стенах от взрывных волн образовались широкие трещины, осыпалась штукатурка вместе с нанесенным на нее узором из арабской вязи.
 
От сырости разрушились лепной декор потолка и карниза и мастичная инкрустация панелей стен. Многочисленные утраты зияли в многоцветной мраморной мозаике пола. Расшаталась и грозила обрушиться кладка драгоценного камина, облицованного ониксом.

Реставрация гостиной началась в 1965 году и продолжалась более двух лет. Прежде всего были основательно заделаны трещины в стенах. После заделки на них установили гипсовые «маяки», позволяющие наблюдать за состоянием кладки и своевременно выявлять даже незначительные деформации. Участки стен с осыпавшейся штукатуркой заново оштукатуривались высококачественным известковым раствором, а затем художники, возглавлявшиеся Ф. Ф. Васильевым, наносили на них сусальное золото и, пользуясь кальками, снятыми с сохранившихся фрагментов живописи, воссоздавали на золотом фоне затейливый рисунок восточной вязи. Разрушившаяся лепка потолка и карниза также была воссоздана па основании ее уцелевших фрагментов и, как прежде, вызолочена и расписана масляными красками.

Сырость погубила и мастичную инкрустацию мраморных панелей стен. Она потускнела, покрылась серым налетом и стала выкрашиваться. Реставраторам пришлось разработать рецепт новой мастики и изготовить из нее вставки, ничем не отличавшиеся от прежних по цвету и фактуре. Затем пришедшую в негодность мастичную инкрустацию осторожно удаляли, а освободившиеся «гнезда» заполняли вновь изготовленными вставками. Заново были вызолочены и тонкие платики, создававшие изящный узор на фоне белого мрамора.

К началу реставрации гостиной оказались утрачены и многие миниатюрные колонки из желтого сиенского итальянского мрамора, установленные в нишах стен. Итальянского мрамора в распоряжении реставраторов не имелось, и они воссоздали недостающие колонки из желтого искусственного мрамора, так точно подобрав его цвет и текстуру, что их невозможно отличить от сохранившихся подлинных.

Немало потрудились в Мавританской гостиной и специалисты по реставрации натурального камня. Искусно подбирая красный, желтый и серый мрамор по цвету и рисунку, они восполнили утраты, имевшиеся в полу и в резной чаше фонтана. Многочисленные повреждения мраморной облицовки (трещины, сколы, выбоины) были заделаны мастикой. Затем весь мрамор заново отшлифовали. Ониксовую облицовку камина пришлось аккуратно разобрать, чтобы иметь возможность отремонтировать его кирпичную конструкцию, находившуюся на грани разрушения. После ремонта кладки камина облицовку установили на прежнее место, промыли, заделали трещины и отполировали.

Комплексная реставрация Мавританской гостиной завершилась в 1967 году. Следующим этапом реставрации интерьеров Юсуповского дворца явились работы, проводившиеся в 1968—1969 годах в Белоколонном зале. Этот зал относится к числу красивейших парадных интерьеров второго этажа, созданных в 30-х годах XIX века А. А. Михайловым 2-м. Название зала объясняется тем, что его обрамляют колонны коринфского ордера, облицованные белым искусственным мрамором. Зал перекрыт цилиндрическим сводом, расписанным живописцем Ф. Торичелли. В 1946 году в Белоколонном зале уже производился первоочередной реставрационный ремонт, но теперь работы носили более фундаментальный характер.

Группа художников под руководством В. И. Лаврухина расшила и заделала трещины в штукатурке плафона, подтянула провисшие участки штукатурки металлическими клямерами к деревянной подшивке, удалила грубые тонировки, искажавшие колорит и рисунок росписи, и восполнила утраты красочного слоя. На колоннах, облицованных искусственным мрамором, заделывались выбоины, облицовка шлифовалась и полировалась.

К началу реставрации Белоколонного зала на его полу был уложен стандартный паркет «специал», совершенно не гармонировавший с богатой отделкой интерьера.

Сняв «специал», реставраторы обнаружили остатки первоначального паркета из дубовых «квадров», который и был воссоздан. Реставрировалась и замечательная по тонкости работы осветительная арматура Белоколонного зала: бронзовые бра и огромные золоченые люстры, выполненные из специальной мастики.

Наряду с парадными помещениями реставраторы трудились и в более скромных бывших «личных» жилых комнатах Юсуповых, ныне активно используемых Дворцом культуры работников просвещения в его повседневной деятельности. Несмотря на относительно скромные размеры этих помещений, отделка их отличалась большой сложностью и разнообразием, и при ее реставрации приходилось преодолевать немалые трудности. В начале 1970-х годов был реставрирован комплекс «личных» комнат, в который входили Малая Белая и Карельская гостиные, Будуар, Малая ротонда и Спальня последней владелицы дворца. При реставрации этих помещений в алькове Спальни удалось воссоздать единственную в своем роде утраченную живопись по серебру, украшающую ее стены и свод.

Завершив работы в бывших жилых комнатах Юсуповых, мастера перешли в помещение дворцового Театра. Здесь в 1972—1973 годах художники Э. В. Ермолин и О. Р. Кожуховский реставрировали живописные плафоны, вставки на барьерах и два театральных занавеса, принадлежащих кисти академика Э. К. Липгарта. Одновременно мастера из бригады Е. Г. Шишаловой восполнили утраты позолоты на лепных деталях потолка и карнизов.

Характерной особенностью позолоты Театра является то, что она имеет специфический зеленоватый оттенок. Реставраторам пришлось потратить много времени на поиски такого золота, чтобы заново вызолоченные участки не отличались от сохранившейся старой позолоты.

Очень значительным этапом в послевоенной истории дворца стала проводившаяся в 1973—1976 годах капитальная реставрация его основных парадных интерьеров второго этажа, сохранивших оформление, созданное в 30-х годах XIX века А. А. Михайловым 2-м. В их числе Зеленая, Красная, Синяя гостиные и Большая ротонда. В 1944 году архитектор И. Л. Лизак выполнил фиксационные рисунки этих помещений. Все они, подобно Белоколонному залу, уже прошли в 1946—1947 годах первоочередной ремонт, но теперь их реставрировали комплексно с учетом накопленного опыта. На росписи плафонов укрепляли красочный слой. Она расчищалась от загрязнений и «записей». Утраты живописи восполнялись с величайшей аккуратностью и тщательностью. Лепной декор промывался, очищался от остатков потемневшей и потрескавшейся позолоты и левкаса и бронзировки, которой при прежних реставрациях заменяли утраченное золото, а затем заново золотился. На многих участках лепной орнамент оказался совершенно разрушен, и его заменили новым, отлитым по формам, снятым с сохранившихся деталей. В Большой ротонде была реставрирована облицовка стен, выполненная из искусственного мрамора, и написанные на ней живописные композиции работы А. К. Виги. Обновлению подверглись и паркеты, набранные из ценных пород дерева; причем на паркете Красной гостиной была восстановлена утраченная гравировка, а в Синей полностью воссоздан первоначальный рисунок паркета, состоящий из пересекающихся полос, образующих геометрические фигуры с вкрапленными в них розетками.

Работами, произведенными в 1973—1976 годах, закончилась в основном реставрация наиболее ценных в художественном отношении интерьеров дворца, относящихся к первой трети XIX века. В дальнейшем реставраторы занимались помещениями, созданными во второй половине и в начале XX века.

Так, в 1976 году выполнялись работы в Большой гостиной первого этажа, созданной по проекту архитектора А. Я. Белобородова. При этом на основе изучения архивных документов и проектных чертежей была восстановлена первоначальная расколеровка стен и осуществлена позолота порезок на дверях, которую задумал, но не успел претворить в жизнь А.Я. Белобородов.

В 1977—1978 годах реставрировались помещения, оформленные во второй половине XIX века по проекту архитектора И. А. Монигетти: Гобеленовая гостиная и так называемые комнаты «старого князя» (Н. Б. Юсупова) — Кабинет и Буфетная. В Гобеленовой гостиной обновлялась отделка деревянных «готических» колонн, карнизов, рам, ореховых панелей стен. Стены ее были окрашены однотонным колером, но, изучая акварели, написанные художниками В.С. Садовниковым и А. А. Редковским, относящиеся ко второй половине XIX века, удалось установить, что первоначально стены были расписаны «под орех». Опираясь на обнаруженные источники, реставраторы воссоздали эту роспись. Точно так же была воссоздана роспись «под фарфор» на лепке перекрытия, прекрасно гармонирующая с севрским голубым фарфором двух люстр.

В Кабинете художники-реставраторы под руководством Н. В. Бычкова, производя пробные расчистки, установили, что живописный плафон работы французского художника О. Руйи при прежних ремонтах несколько раз прописывался масляными красками. Записи сильно потемнели и исказили колорит живописи. Используя растворители и скальпели, художники удалили их и раскрыли первоначальный цвет и композицию плафона.

Очень сложной проблемой оказалась реставрация отделки стен Буфетной. Вдоль этих стен установлены встроенные шкафы, инкрустированные ценными породами дерева, а выше они обтянуты тисненой кожей со сложным рисунком. Поверхность кожи была высеребрена и расписана масляными красками. Обследовав состояние обивки, реставраторы выяснили, что она находится в аварийном состоянии. Кожа пересохла, покоробилась, во многих местах она была прорвана. Красочный слой имел многочисленные трещины. Значительные фрагменты обивки были утрачены.

Реставрацию кожи производили художники Н. В. Бычков и О. Р. Кожуховский. Они снимали полотнища со стены, очищали их тыльную сторону, укрепляли красочный слой воско-даммарной мастикой, размягчали кожу пропиткой касторовым маслом, отпрессовывали ее, восполняли утраты росписи и устанавливали обивку на стенах.

Чтобы воссоздать утраченные полотнища натуральной кожи, Н. В. Бычков и О. Р. Кожуховский в содружестве с художником Б. Н. Косенковым, выполнявшим аналогичную работу в Охотничьем кабинете Ново-Михайловского дворца, провели множество экспериментов и в конце концов разработали очень удачную технологию их имитации. Для этого с предварительно отреставрированного фрагмента подлинной кожи снимали гипсовую форму. Затем ее заливали составом из поливинилацетатной эмульсии, смешанной с мелом и сухими пигментами. На залитую в форму массу накладывали холст, натянутый на подрамник, и выдерживали его в течение суток. За это время на его лицевой стороне с абсолютной точностью воспроизводились фактура и рисунок тисненой кожи. Потом холст снимали, наносили на его лицевую сторону поталь, заменявшую серебро, расписывали ее масляными красками и покрывали тонированным лаком. Изготовленные таким способом полотнища обивки невозможно было отличить от подлинной кожи. Эта методика получила широкое распространение.

Многолетние реставрационные работы, проводившиеся в Юсуповском дворце в послевоенные годы, позволили не только устранить все повреждения, причиненные зданию фашистскими варварами, но и восстановить в первозданном великолепии его интерьеры, отражающие несколько периодов в истории русской архитектуры.
 

 

источник: Восстановление памятников архитектуры Ленинграда, А. А. Кедринский, М. Г. Колотов, Б. Н. Ометов, А. Г. Раскин 




От: Максименко В.А.





3400 просмотров (а)



Похожие темы


----------------------------

-

Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру).
Для обновления изображения нажмите на него.
« Шуваловский дворец на Фонтанке - Реставрация памятников архитектуры второй трети 19 века Реставрация памятников архитектуры второй трети 19 века »