Проекты домов

 

Проекты домов, общественных зданий, посёлков и пр.

 







Архитектурное бюро Глушкова



Опубликовано: Март 5, 2014

Реставрация памятников архитектуры второй половины XVIII века - восстановление памятников архитектуры Ленинграда

Реставрация памятников архитектуры второй половины XVIII века - восстановление памятников архитектуры Ленинграда  

Начиная с 1760 года в архитектуре, как и во всей художественной культуре России, все более явственно утверждались принципы классицизма.

На смену пышности барокко и утонченному изяществу прихотливых форм рококо пришел стиль классицизма, который основывался на античном зодчестве, его ордерной системе и эстетических канонах архитектурного образа. Развитие архитектуры в России вообще и в Петербурге, в частности, в рассматриваемый период шло по пути создания обширных градостроительных ансамблей, подчиненных единой цели — формированию рациональной городской среды. В Петербурге это проявилось в упорядоченной застройке главных улиц, образующей определенным образом организованный «сплошной фасад». Одновременно формируется композиция центральных площадей, набережных рек и каналов, «одетых в гранит». В городе возводятся крупные общественные здания и усадьбы. Для всех строений раннего и строгого классицизма характерен четкий план, ясное объемное построение, группы свободно стоящих колонн, особенно в виде портиков, лаконичность декора. Не отказываясь от использования монументальной скульптуры, зодчие классицизма достигают ее синтеза с архитектурой в гармоничном сочетании, при котором пластика не теряет своего самостоятельного «звучания».

Общественные здания, городские дворцы и усадьбы вельмож второй половины XVIII столетия отмечены благородной величавостью облика. Именно в этот период архитектурный пейзаж Петербурга начал приобретать тот «строгий, стройный вид», который породил поэтический образ в поэме А. С. Пушкина. Панорама города в эти десятилетия обогащается произведениями исключительно высокого уровня, ставшими в один ряд с шедеврами мирового зодчества.

Ю. М. Фельтен, начинавший как мастер барокко, перейдя к монументальной ясности классицизма, создает удивительные гранитные обрамления водных артерий и такие оригинальные строения, как Чесменский дворец и Чесменская церковь.

Архитектор Ж.-Б. Валлен-Деламот возвел северный павильон Эрмитажа, развивая проект С. И. Чевакинского, строил склады «Новой Голландии» на островке между Мойкой и Крюковым каналом, используя проект Б. Ф. Растрелли, трактовал в новом духе фасады Гостиного двора. Ж.-Б. Валлен-Деламот и А. Ф. Кокоринов построили такие монументальные здания, как Академия художеств и дворец К. Г. Разумовского (ныне главный корпус Педагогического института имени А. И. Герцена).

Вторая половина XVIII века ознаменована появлением в нашем городе замечательных творений выдающихся зодчих: Д. Кваренги — зданий Академии наук и Ассигнационного банка; А. Ринальди — Мраморного дворца; И. Е. Старова — Таврического дворца, являющегося несравненной жемчужиной классицизма; В. Ф. Бренна — Михайловского замка —одного из самых поэтичных и во многом загадочных петербургских дворцов; Н. А. Львова — Главного почтамта. Эти и другие дворцы, усадьбы, монументы, церкви, торговые ряды и здания государственных учреждений, столь приметные в городском пейзаже, в годы войны и блокады не раз находились в перекрестке прицелов орудий гитлеровских армий, блокировавших Ленинград. Ликвидация повреждений, нанесенных памятникам архитектуры раннего и строгого классицизма, — одна из существенных глав в летописи работ ленинградских реставраторов.

МРАМОРНЫЙ ДВОРЕЦ

Мраморный дворец. Фасад. После реставрации

Мраморный дворец. Фасад. После реставрации

В одном из самых великолепных дворцов, возвышающихся на берегах Невы, названном за облицовку его фасадов Мраморным, с 1937 года помещается Ленинградский филиал Центрального музея В. И. Ленина. Здание это было построено на Дворцовой набережной в 1768—1785 годах по проекту выдающегося архитектора А. Ринальди.

Мраморный дворец возводился в те годы, когда совершался переход от пышных и прихотливых форм архитектуры барокко к спокойному величию стиля классицизма. Это отчетливо выражено в архитектурном облике здания. Традиционные элементы барокко ярко проявились в облике главного — восточного фасада дворца, расположенного в глубине Парадного двора. Особенно характерно для них завершение центральной части этого фасада в виде увенчанной волютами башенки, в середине которой помещены часы; по обеим ее сторонам установлены беломраморные статуи. Боковые же фасады дворца, строгие и скупо украшенные, отмечены стилистическими чертами классицизма.

А. Ринальди не имел соперников в умении подбирать и применять самые разнообразные и оригинальные отделочные материалы. Для оформления фасадов сооруженного по его проекту дворца он впервые в России использовал различные сорта мрамора и гранита, добывавшиеся в только что открытых каменоломнях Карелии, Урала и Прибалтики. Отделка дворца отличается исключительно изысканным сочетанием цветов и оттенков, главным образом розовых н серых. Облицовочные материалы подбирались архитектором с таким расчетом, чтобы цвет и фактура камня гармонировали с архитектурными формами здания, четко выявляли его основные членения.

Мраморный дворец. Реставрация облицовки фасада  

Мраморный дворец. Реставрация облицовки фасада
 
Мраморный дворец. Капитель пилястры. До реставрации

Мраморный дворец. Капитель пилястры. До реставрации

Стены первого этажа облицованы розовым выборгским гранитом, на котором сделана так называемая «наковка», т. е. нанесена сеть мелких бороздок. И материал облицовки, и характер его обработки подчеркивают мощь первого — цокольного этажа, поддерживающего верхнюю часть здания. Наличники окон первого этажа облицованы серым сердобольским гранитом. Тем же гранитом отделаны плоскости стен между вторым и третьим этажами, а также архитрав и венчающий карниз здания. Наличники окон второго и третьего этажей изготовлены из пепельно-серого карельского рускеальского мрамора.

Пилястры и колонны, членящие фасады здания по вертикали, выделены облицовкой из карельского розового тивдийского мрамора, отполированного до зеркального блеска, а их капители и базы вырублены из белого уральского мрамора. Из того же мрамора исполнены гирлянды между окнами второго и третьего этажей. Фоном для них служат филенки из голубовато-серого с белыми прожилками уральского мрамора. Фриз и высокий аттик дворца оформлены тивдийским мрамором, а установленные над аттиком вазы высечены из светло-серого «ревельского доломита», или, как он иначе назывался,— керновского известняка, добывавшегося близ Ревеля (Таллина).

По богатству и изяществу отделки, выполненной с исключительным мастерством замечательными путиловскими, ярославскими, уральскими каменотесами и резчиками по камню, по разнообразию сортов камня, использованного для его облицовки, по той роли, которую цвет, рисунок и фактура камня играют в формировании его архитектурного образа,— дворец, воздвигнутый А. Ринальди, является поистине уникальным. Недаром современники, восхищенные красотой этого дворца, назвали его Мраморным. В 1844—1851 годах архитектор А. П. Брюллов перестроил интерьеры дворца.

Оформление, созданное А. Ринальди, частично сохранилось лишь на Парадной лестнице и в Мраморном зале, но фасады здания не претерпели никаких изменений.

После Великой Октябрьской социалистической революции дворец взяли под охрану государства. За состоянием его конструкций и декора был установлен квалифицированный надзор. Однако вскоре специалисты, осуществлявшие его, с тревогой отметили, что мраморная облицовка подверглась крайне нежелательным изменениям.

Мрамор — материал очень красивый, но относительно непрочный. Он разрушается вследствие длительного воздействия атмосферных осадков, резких изменений температурного режима, выветривания. На его поверхности образуются трещины, в которых скапливается влага.

Мраморный дворец. Капитель пилястры. В процессе реставрации. Мастера М. А. Халахина и Е. А. Комлева

Мраморный дворец. Капитель пилястры. В процессе реставрации. Мастера М. А. Халахина и Е. А. Комлева
 
 
Мраморный дворец. Капитель пилястры. После реставрации

Мраморный дворец. Капитель пилястры. После реставрации

Зимой вода, проникая в трещины, замерзает и, увеличиваясь в объеме, разрывает камень. Но особенно интенсивно разрушают мрамор сернистые соединения,
содержащиеся в воздухе промышленных городов. В насыщенной водяными парами атмосфере сернистый газ образует раствор серной кислоты, который, попадая вместе с осадками на поверхность облицовки, вступает в химическую реакцию с мрамором и в результате многолетнего непрерывного воздействия постепенно превращает его в гипс.

За долгие годы существования Мраморного дворца процесс перерождения его облицовки зашел очень далеко. Требовалось безотлагательно устранить повреждения и изыскать способ предотвращения дальнейшего разрушения мрамора. В связи с этим был намечен комплекс первоочередных мер по реставрации фасадов дворца. Однако война на длительный срок отодвинула начало этих работ, лишила здание необходимого ухода, что привело к еще большему ухудшению его состояния.

В июле 1950 года на специальном совещании было принято решение о реставрации Мраморного дворца.

Когда мастера поднялись на леса, воздвигнутые в мае 1951 года, они увидели, что вся некогда полированная поверхность мрамора стала неровной, шероховатой, была испещрена трещинами и мелкими раковинами. В особенно плохом состоянии находились беломраморные гирлянды и капители пилястр: мрамор их стал настолько хрупок, что обламывался даже при легком прикосновении. Около половины волют, акантов на капителях были полностью разрушены, сохранившиеся же их резные детали покрыл
глубоко въевшийся в мрамор темный налет. Гранитная облицовка пострадала меньше, но и на ней имелись трещины, ее покрывал толстый слой копоти; почти полностью исчезли следы первоначальной обработки камня — «наковки», придававший характерную фактуру его поверхности. Оказалось также, что многие вазы из ревельского доломита над аттиком дворца заменены при прежних ремонтах грубыми бетонными отливками, а сохранившиеся каменные вазы серьезно повреждены.

Не вызывало ни малейших сомнений, что облицовку дворца надо немедленно реставрировать. Но какова должна быть методика этой работы? Ведь никогда еще ленинградским реставраторам не приходилось иметь дело с таким количеством изделий из цветного камня, находившихся притом не в условиях музейного хранения, а на открытом воздухе. Вопросы, требовавшие безотлагательного решения, возникали на каждом шагу.

Целесообразно ли удалять переродившийся, выветрившийся и разрушенный кислотами верхний слой мрамора? Можно ли восстановить поверхность камня в том виде, в каком она была после первоначальной обработки? Как укрепить мрамор, ставший за полтора столетия хрупким, защитить реставрированную облицовку дворца от дальнейших химических повреждений?

Над решением этих сложных проблем работал не только руководитель реставрации дворца — архитектор А. Э. Гессен. Крупнейшие ученые Ленинграда, профессора и преподаватели высших учебных заведений активно участвовали в создании научной методики реставрации Мраморного дворца. Среди них были профессора Ленинградского университета Ю. В. Морачевский и Б. Н. Долгов, профессор Технологического института имени Ленсовета А. Я. Дринберг, профессор Ленинградского инженерно-строительного института А. И. Порадня, профессор Горного института С.П. Соколов, профессор Института химии силикатов при Академии наук СССР И. А. Торопов, профессора Института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина — Н. Б. Бакланов и И. В. Крестовский. Очень большую роль в разработке методов реставрации сыграл также замечательный мастер-камнерез В. М. Мильков, которому подчас принадлежало решающее слово при обсуждении дискуссионных вопросов.

В конечном счете, все специалисты пришли к общему выводу, что, реставрируя фасады, необходимо удалить переродившийся верхний слой камня, восстановить зеркальную полировку мрамора и «наковку» гранита. Это обусловливалось не только эстетическими соображениями, но и тем, что снятие выветрившегося слоя и полировка продлевали жизнь камня. Плотная полированная поверхность мрамора не дает возможности проникнуть в его толщу разъедающим сернистым соединениям.

На основании выработанной и утвержденной методики мастера из бригад В. М. Милькова, Н. Н. Решетова и И. М. Дворецкого начали летом 1951 года работы по реставрации фасадов. Гранитную облицовку здания реставраторы промывали водой и наковывали: наносили бучардой (инструмент типа долота) сеть вертикальных бороздок, а трещины и швы расшивали и заделывали цементным раствором с гранитной крошкой.

Намного сложнее была реставрация облицовки из цветных мраморов. Сначала мрамор промывали водой, а затем заделывали трещины, сколы, выбоины мастикой из раствора белого цемента с мраморной крошкой. Учитывая разнообразие рисунка и оттенков реставрируемого камня, мраморную крошку приготавливали различных оттенков, чтобы участок, заполненный мастикой, не выделялся на фоне окружающего его мрамора.
 
Мраморный дворец. Вестибюль. После реставрации

Мраморный дворец. Вестибюль. После реставрации
 
Употребляли три сорта мастики для реставрации тивдийского мрамора и три сорта — для рускеальского.

Совершенно разрушившиеся куски облицовки (их было особенно много на фризе) вырубались и заменялись вставками из мрамора того же сорта, цвета и рисунка, что и удаленный. Сохранившийся мрамор вначале подвергали шлифовке, или «обдиру», крупнозернистыми карборундовыми дисками, снимавшими слой толщиной в полтора-два миллиметра. По предложению В. М. Милькова, шлифовку мрамора производили электродрелями, для чего вместо сверла на патрон дрели насаживали карборундовый диск. Это новшество, прочно вошедшее с той поры в реставрационную практику, значительно ускорило реставрацию каменных облицовок.

После обдира мрамор снова промывали и вторично шлифовали карборундовыми дисками с более мелким зерном, а затем в третий раз — еще более мелкозернистыми абразивами. В результате такой шлифовки поверхность мрамора становилась совершенно гладкой, бархатисто-матовой — «лощеной». И, наконец, мрамор полировали до зеркального блеска фетровыми кругами, под которые подсыпали полировальный порошок из окиси олова.

Несколько иная методика применялась при реставрации беломраморных гирлянд и капителей, выполнявшейся группой резчиков по камню под руководством В. А. Исаева. Белый мрамор был покрыт впитавшимся в камень темным налетом копоти и плотными слоями других загрязнений, которые пришлось соскабливать вручную. Расчистка производилась исключительно осторожно, причем толщина удаляемого слоя ни в коем случае не должна была превышать половины миллиметра.

Мраморный дворец. Плафон парадной лестницы «Суд Париса». После реставрации (деталь)

Мраморный дворец. Плафон парадной лестницы «Суд Париса». После реставрации (деталь)

Аканты, волюты и другие утраченные резные детали вырезались заново из белого мрамора и тонировались крепким чаем под цвет сохранившихся. Таким же способом реставрировались и вазы из ревельского доломита, установленные на аттике здания. На чердаке дворца было обнаружено множество фрагментов разломанных на куски ваз, замененных при прежних ремонтах бетонными отливками. Из этих кусков удалось собрать большинство недостающих ваз. Их разрушившиеся детали воссоздавались из того же ревельского — керновского известняка. Три утраченные большие вазы были вырезаны заново.

К началу 1955 года реставраторы вернули Мраморному дворцу его изумительную красоту, достойную хранилища бесценного собрания материалов о жизни и деятельности В. И. Ленина.

Реставрационные работы производились и в интерьерах Мраморного дворца. Так, в 1974—1975 годах реставрировалась отделка одного из красивейших его залов — Мраморного. Первоначально этот зал был одноэтажным. В 1840-х годах А. П. Брюллов повысил его на один этаж и сделал двусветным, облицевав стены верхнего яруса искусственным мрамором.

Мраморный дворец. Плафон парадной лестницы «Суд Париса». До реставрации - Реставрация памятников архитектуры Санкт-Петербурга вт

Мраморный дворец. Плафон парадной лестницы «Суд Париса». До реставрации
 
Мраморный дворец. Мраморный зал. Фрагмент простенка с рельефом «Возвращение Регула в Карфаген»

Мраморный дворец. Мраморный зал. Фрагмент простенка с рельефом «Возвращение Регула в Карфаген»
 
На новое высокое перекрытие зала он перенес со старого потолка живописный плафон «Свадьба Амура и Психеи» работы С. Торелли. Нижний ярус зала сохранил оформление, созданное А. Ринальди. Стены его облицованы цветным мрамором двенадцати сортов. В простенки между сдвоенными пилястрами вкомпонованы мраморные барельефы работы М. И. Козловского на сюжеты из античной истории: «Возвращение Регула в Карфаген» и «Камилл избавляет Рим от вражеского нашествия». В десюдепортах западной стены установлены рельефы, изображающие игры детей исполненные Ф. И. Шубиным и А. Валли.

Реставраторы промыли мраморную скульптуру, замастиковали трещины и выбоины в мраморной облицовке пилястр и простенков, заново отшлифовали и отполировали их до зеркального блеска. Были также отреставрированы филенки искусственного мрамора. Мастера проявили исключительную точность в подборе рисунка прожилок и колорита воссоздаваемых фрагментов облицовки, переделывая их до пяти, шести раз, чтобы добиться максимальной близости к сохранившейся отделке Брюллова.

Обследование снятого с перекрытия плафона «Свадьба Амура и Психеи» показало, что он сильно загрязнен, имеет очаги шелушения красочного слоя, а главное, после поновлений живописи, производившихся в середине и в конце XIX века, на ней появились грубые «записи», исказившие ее колорит и рисунок. Художники Б. Н. Косенков и О. К. Оде укрепили красочный слой и грунт на живописном плафоне, утоньшили и выровняли покровный лак, расчистили живопись от поновлений, возвратив ей первоначальную тональность. Эта ответственная работа производилась под наблюдением заведующей сектором декоративно-прикладного искусства Государственной инспекции по охране памятников Р. Д. Люлиной, научного сотрудника Инспекции С. В. Павловой и эксперта-консультанта — художника-реставратора высшей квалификации А. М. Маловой.

Реставрация Парадной лестницы дворца, выполнявшаяся в 1979 — 1980 годах, была схожа по своему характеру с работами, производившимися в Мраморном зале. Здесь также заделывали мастикой трещины и выбоины на мраморной облицовке стен, колонн и пилястр, а затем шлифовали и полировали ее. Лепной декор лестницы расчищали от набелов, прорезали рельеф, забитый наслоениями окраски, а сколы восполняли гипсовым раствором. После снятия с перекрытия лестницы для реставрации живописного плафона под ним открылись фрагменты первоначальной изящной лепки, относящиеся ко времени А. Ринальди. Реставраторы укрепили их и выполнили с них копии.

К 110-й годовщине со дня рождения В. И. Ленина Парадная лестница была освобождена от лесов, и по ней в музей двинулся поток посетителей. Завершающим этапом работы по обновлению Парадной лестницы стала реставрация ее живописного плафона «Суд Париса» работы художника И. Криста. От сильных протечек и сырости на его тыльной стороне появилась плесень, холст покоробился, красочный слой стал шелушиться и отставать от основы. Кроме того, плафон сильно пострадал от грубых поновлений, производившихся в XIX веке и приведших к искажению живописи. Плафон пришлось демонтировать с перекрытия, снять с подрамника и уложить на специальный стол.

Художники В. Н. Логдачев, Э. В. Ермолин, В. И. Койвистолайнен, Н. В. Малиновский, В. Ю. Соломонов отпрессовали покоробившийся холст, очистили и антисептировали его тыльную сторону, передублировали живопись на новую основу, удалили пожелтевший лак и потемневшие грубые «записи», замастиковали выпады грунта и восполнили утраты красочного слоя.

 По-прежнему много забот доставляла реставраторам проблема сохранения мраморной облицовки дворца. За двадцать лет, прошедших после первой послевоенной реставрации его фасадов, вследствие повышения загрязненности воздуха поверхность мрамора под воздействием сернистых соединений вновь стала разрушаться, реставрационные заделки, выполненные на цементном растворе, начали выкрашиваться и выпадать. В 1975 году началась повторная реставрация фасадов Мраморного дворца. На этот раз для мастиковки изъянов на поверхности мрамора и гранита и для установки вставок на участках утрат камня применяются атмосферостойкие составы на основе эпоксидной смолы и полибутилметакрилата, разработанные в 1950-х годах в лаборатории Специальных научно-реставрационных производственных мастерских и хорошо зарекомендовавшие себя при реставрации мрамора и гранита на фасадах и в интерьерах Исаакиевского собора.

Параллельно с работами по обновлению фасадов дворца проводился ремонт его балконов, пришедших за длительное время существования здания в аварийное состояние. Их металлические крепления были сильно повреждены ржавчиной, мраморные тетивы балюстрад имели значительные утраты, на бронзовых золоченых балясинах появились повреждения, стыки между гранитными плитами оснований балконов разошлись, на самих плитах образовались глубокие трещины. В соответствии с проектом инженера СНПО «Реставратор» А. Б. Рийконена металлические крепления балконов очистили от коррозии и усилили, гранитные плиты оснований соединили между собой стальными пиронами, а стыки их заделали мастикой на эпоксидной смоле. Утраты, имевшиеся на тетивах балюстрад, восполнили вставками из мрамора, раковины на бронзовых балясинах также заделали эпоксидной мастикой с бронзовыми опилками. Затем балясины промыли, сохранив их старую позолоту.

Весь комплекс реставрационных работ должен обеспечивать надежную сохранность как Мраморного дворца, так и других архитектурных сооружений, «одетых камнем».

 

 

 




От: Максименко В.А.





3100 просмотров (а)



Похожие темы


----------------------------

-

Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя: (или войдите через соц. сети ниже)
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру).
Для обновления изображения нажмите на него.
« Реставрация памятников архитектуры середины 18 века в Петербурге (продолжение) Михайловский (Инженерный) замок - Реставрация памятников архитектуры второй половины 18 века »