Проекты домов

 

Проекты домов, общественных зданий, посёлков и пр.

 







Архитектурное бюро Глушкова



Опубликовано: Март 3, 2014

Летний дворец Петра I и Летний сад - Реставрация памятников архитектуры первой трети XVIII века (продолжение)

Почти три столетия — немалый срок в жизни большого города. Каждая новая эпоха накладывает на него свой отпечаток, по-новому формирует его облик. Старые постройки, воздвигнутые еще на заре существования города, постепенно ветшают и уступают место новым сооружениям или же перестраиваются. В наши дни зданий, сохранившихся в неприкосновенности со времени петровского Петербурга, насчитываются буквально единицы. Одним из самых ценных и интересных среди этих уникальных памятников архитектуры является Летний дворец Петра I.

Летний дворец, созданный в 1710— 1714 годах архитекторами Д. Трезини и А. Шлютером, не предназначался для парадных приемов и торжественных церемоний. Это был обычный, хотя и богатый для своего времени жилой дом, в котором в летнее время жил Петр I с семьей. Назначение Летнего дворца обусловило и скромность его внешнего облика, и его внутреннюю планировку. Дворец представляет собой двухэтажное кирпичное здание, украшенное на углах рустами. По фасаду его проходит фриз из стилизованных дубовых ветвей, а между окнами первого и второго этажей, на стенах, размещены двадцать девять барельефов, в аллегорической форме отображающих события Северной войны.

 На каждом этаже расположено по семь комнат и по одной кухне (поварне); среди них Детская, Приемные, Кабинет Петра I, Зеленый кабинет, Спальни, Столовая, помещения для денщиков и фрейлин, Токарня, где Петр I занимался всевозможными ремеслами. В петровское время полы комнат были паркетными и мраморными, стены облицованы изразцами или затянуты дорогими тканями, а потолки украшены лепкой и сохранившимися до настоящего времени живописными плафонами работы Г, Гзелля и его учеников, прославлявшими Петра I и Екатерину I.

После смерти Петра I Летний дворец долгие годы находился в запущенном состоянии. «Царственные особы» совершенно не интересовались судьбой этого замечательного памятника.
 
Летний дворец Петра I. Фасад. После реставрации

 
Летний дворец Петра I. Фасад. После реставрации

Летний дворец Петра Ι. До реставрации

 
Летний дворец Петра Ι. До реставрации

До середины XIX века дворец использовался в качестве летней дачи для сановников и придворных. Его новые хозяева не проявляли ни малейшей заботы о сохранении первоначальной отделки и меблировки здания.

Во время ремонтов, проводившихся в первой половине XIX века, мраморные и паркетные полы были заменены некрашеными дощатыми, исчезли декоративные ткани, которыми некогда были затянуты стены, переделаны лепные обрамления живописных плафонов.

По-настоящему охраняться и изучаться Летний дворец стал только после Октября, когда он был превращен в историко-бытовой музей и сразу же приобрел огромную популярность.

В годы Великой Отечественной войны, когда над Ленинградом нависла грозная опасность, когда фашистские бомбы и снаряды обрушились на всемирно известные шедевры архитектуры, были приняты оперативные меры для защиты Летнего дворца. В августе 1941 года па его фасады нанесли камуфляжную окраску, окна закрыли специальными щитами, а на чердаке расставили мешки с песком и бочки с водой для тушения возможных пожаров.
 
Летний дворец Петра I. Фасад. Реставрация барельефа. Лепщик Г. Я. Миренбург

 
Летний дворец Петра I. Фасад. Реставрация барельефа. Лепщик Г. Я. Миренбург

Мраморные статуи и бюсты, установленные в Летнем саду, были зарыты в землю. Все же уберечь дворец от осколков и взрывных волн оказалось невозможно. Один из фашистских снарядов разорвался поблизости от здания. Ударом взрывной волны в окнах были вырваны рамы и выбиты стекла, осыпалась штукатурка на фасадах и потолках многих комнат, кровля была изрешечена осколками.

Уже в 1946 году во дворец пришли реставраторы. Закипела работа. На пробоины в кровле они наложили листы железа, изготовили и установили новые оконные коробки и рамы. Заново оштукатурили поврежденные участки внутренних стен и фасадов дворца, а затем побелили и окрасили их.

В 1947 году Летний дворец одним из первых среди музеев Ленинграда был вновь открыт для посетителей. Однако с возобновлением деятельности музея реставрационные работы во дворце не прекратились. Напротив, подлинно научная реставрация интерьеров и фасадов здания лишь началась; этому во многом способствовала научная и организационная работа, проводимая первым послевоенным директором музея Е. Н. Элькиной.

В 1949—1953 годах художник-реставратор С. И. Коган выполнил большую и сложную работу по реставрации семи живописных плафонов. Он укрепил их обветшавшую основу, дублировав плафоны новым холстом, восстановил прозрачность помутневшего от сырости лака и удалил грубые «подновления», сделанные неквалифицированными реставраторами первой половины XIX века. Подчас эти «записи» даже искажали сюжет произведения.
 
Летний дворец Петра I. Фасад. Барельефы «Триумф Нептуна и Амфитриты» и «Диана». После реставрации

 
Летний дворец Петра I. Фасад. Барельефы «Триумф Нептуна и Амфитриты» и «Диана». После реставрации
 
Так, например, до реставрации 1949 года очень странно выглядел плафон «Триумф Минервы» в кабинете Петра I. На нем была изображена богиня мудрости Минерва, направляющая копье в грудь шведского короля Карла XII, и Петр I, который почему-то отводил в сторону это копье, готовое поразить его смертельного врага; кроме того, фигуры Карла XII и Петра I были написаны в совершенно иной манере, чем вся остальная композиция.

Летний дворец Петра I. Зеленый кабинет. Роспись стен. Фрагмент. В процессе реставрации
 
 
Летний дворец Петра I. Зеленый кабинет. Роспись стен. Фрагмент. В процессе реставрации

Реставрируя плафон, С. И. Коган установил, что фигуры Карла XII и Петра I написаны поверх первоначальной живописи. Удалив эту позднейшую запись, он раскрыл находившийся под ней фрагмент. Оказалось, что вначале копье Минервы было направлено на три обнаженные мужские фигуры, олицетворяющие невежество и пороки, охваченные ужасом перед лицом грозной богини мудрости. В результате реставрации сюжет плафона вновь обрел ясный смысл, искаженный в 1840 году.

Второе интересное открытие сделал С. И. Коган при реставрации плафона «Триумф Екатерины» в Тронном зале дворца, обнаружив подпись его автора — художника Г. Гзелля.

В 1957—1958 годах всеми работами во дворце руководил архитектор А. Э. Гессен. В эти годы была реставрирована кровля здания и обследовано его чердачное перекрытие из толстых сосновых балок. Пораженные гнилью участки древесины удалялись, а балки протезировались, т. е. к ним металлическими болтами прикреплялись дощатые накладки. Затем все конструкции антисептировались трехпроцентным раствором фтористого натрия. Тогда же были изготовлены утепленные щиты для укрытия окон и дверей дворца осенью и зимой. Продолжались работы в его интерьерах.
 
Летний дворец Петра I. Кабинет Петра I. Плафон «Триумф Минервы». Фрагмент. После реставрации

 
Летний дворец Петра I. Кабинет Петра I. Плафон «Триумф Минервы». Фрагмент. После реставрации

 Основной целью реставрации, проводившейся в Летнем дворце в послевоенные годы, было восстановление первоначального облика его интерьеров, претерпевших существенные изменения в результате переделок века. Но для того чтобы успешно решить столь сложную задачу, прежде всего надо было установить, каковы были интерьеры дворца в первые годы его существования. Этим занялись научные сотрудники дворца музея О. Н. Кузнецова и Ш. И. Штейман. Они вчитывались в каждое слово старинных покомнатных описей, скрупулезно изучали счета подрядчиков и другие документы о ремонтах, проводившихся в здании, тщательнейшим образом анализировали все описания дворца, составленные в ΧΧΙΙΙ веке. И постепенно собирали драгоценные сведения.

Первый шаг по восстановлению первоначального характера архитектуры здания был сделан еще в 1952 году, когда по проекту А. Э. Гессена были изменены оконные переплеты. Характерной особенностью оконных переплетов начала XVIII века было то, что они заполнялись большим количеством мелких стекол. В один переплет вставлялось до двадцати четырех стекол. Впоследствии, в XIX веке, эти переплеты переделали с таким расчетом, чтобы каждый из них заполнялся всего лишь шестью большими стеклами.

Летний дворец Петра I. Зеленый кабинет. После реставрации

 
Летний дворец Петра I. Зеленый кабинет. После реставрации

А. Э. Гессен, использовав в качестве аналога стенные шкафы в Зеленом кабинете дворца, архитектурно решенные наподобие окон, изготовленные в начале XVIII века специально для этого помещения и сохранившие первоначальную мелкую расстекловку, вернул оконным переплетам всего здания тот вид, какой они имели в петровское время.

В начале 1962 года, после того, как благодаря настойчивым изысканиям О. Н. Кузнецовой и Ш. И. Штейман удалось собрать необходимые материалы, А. Э. Гессен выполнил проект восстановления интерьеров в первоначальном виде, который осуществили под его авторским надзором.

Прежде всего, занялись восстановлением полов. Как отмечалось, в ΧΙΧ веке мраморные и паркетные полы были заменены некрашеными тесовыми. Старые дубовые паркетные полы сохранились в Тронной и Спальне Екатерины I. Изучая комнатные описи XVIII века, удалось установить, что паркетные полы имелись ранее в девяти комнатах: Кабинете Петра I, его Спальне, Детской, Танцевальной, Зеленом кабинете и др.  Однако описи умалчивали о том, какой рисунок имели эти паркеты. Идти на произвольный домысел в оформлении дворцовых интерьеров реставраторы не могли.

 Поэтому им пришлось прибегнуть к допустимому в подобных случаях методу восстановления рисунка паркета по аналогии с паркетными полами зданий, относящихся к той же эпохе, что и Летний дворец. В качестве таких образцов-аналогов были использованы паркеты Секретарской, Спальни, Лакового кабинета во дворце Монплезир в Петродворце и паркеты комнат Меншиковского дворца на Васильевском острове.

Летний дворец Петра I. Тронная Петра I
Летний дворец Петра I. Тронная Петра I

 
Летний дворец Петра I. Тронная Петра I

Восстанавливая паркетные полы в комнатах нижнего этажа Летнего дворца, реставраторы снимали существующие тесовые полы и удаляли старые сгнившие их основания — сосновые брусья-лаги. Затем они укладывали новые лаги из хорошо просушенных и просмоленных брусьев, после чего на них настилали щиты, а на щиты набирали паркет из дубового, кленового, липового и березового шпона. В комнатах второго этажа основания полов оказались в хорошем состоянии, поэтому паркетные щиты настилались прямо на них.

Восстановлены были и мраморные полы, существовавшие первоначально в комнатах нижнего этажа, непосредственно сообщавшихся с садом: в нижнем вестибюле, нижнем коридоре, Первой приемной, Токарной. Удалив позднейшие дощатые полы, реставраторы соорудили в этих комнатах прочное бетонное основание, на которое и уложили на цементном растворе шлифованные мраморные плитки. Воспроизведение рисунка этих полов не вызывало трудностей, так как мраморные полы XVIII века, отлично сохранившиеся в том же Монплезире, обычно укладывались «в шашку» вполне определенного размера.

При восстановлении лепных украшений на потолках пришлось применить тот же метод копирования близких по времени исполнения и стилевым особенностям образцов.

 
Летний дворец Петра I. Реставрация изразцовой печи в кабинете Петра I. Мастер П. А. Купидонова

Летний дворец Петра I. Реставрация изразцовой печи в кабинете Петра I. Мастер П. А. Купидонова
 
Летний дворец Петра I. Изразцовая печь в кабинете Петра I. После реставрации

Летний дворец Петра I. Изразцовая печь в кабинете Петра I. После реставрации

Архивные документы убедительно свидетельствовали о том, что первоначальные лепные обрамления живописных плафонов в семи комнатах дворца переделывались в 1820 и 1840 годах. Во время последнего ремонта во дворце появились обрамления в виде гирлянд из стилизованных листьев, резко дисгармонировавшие с остальным оформлением интерьеров. Но, к сожалению, никаких описаний и тем более изображений первоначальной лепки в архивах обнаружить не удалось. Вот почему и на этот раз для восстановления утраченных элементов первоначального оформления интерьеров дворца пришлось пойти по пути копирования образцов декоративной отделки, уцелевших в немногих, не претерпевших изменений зданиях петровской эпохи.

Наиболее подходящие для этой цели образцы лепки начала XVIII века, имелись все в тех же помещениях Монплезира (особенно в Секретарской и Морском кабинете), и Меншиковского дворца на Васильевском острове.
 
Выбрав в них наиболее характерные и близкие по масштабу к интерьерам Летнего дворца, фрагменты лепного декора, скульпторы-модельщики Д. Д. Малашкин и Н. И. Оде сняли с них клеевые формы и отлили гипсовые модели, по которым и восстановили лепные обрамления плафонов в Кабинете и Спальне Петра I, в Столовой, Детской, Тронной, Зеленом кабинете и Второй приемной.

Одним из немногих помещений Летнего дворца, почти полностью сохранивших до наших дней свою первоначальную отделку, является Зеленый кабинет. Наиболее интересны в его оформлении росписи с фигурами амуров, атлантов, драконов, исполненные масляной краской и золотом на филенках и панелях стен, а также росписи, изображающие корзины с цветами, над обеими дверьми Кабинета.

Летний дворец Петра I. Вид на анфиладу помещений второго этажа. В процессе реставрации и после реставрации

 
Летний дворец Петра I. Вид на анфиладу помещений второго этажа. В процессе реставрации и после реставрации
 
Летний сад. Защитное укрытие памятника И. А. Крылову
 
Вид на анфиладу помещений второго этажа, после реставрации
 
Как показали расчистки, выполненные в 1963 году группой художников-реставраторов во главе с Н. В. Бычковым, хотя композиция и рисунок росписей Кабинета не изменились с момента их исполнения, однако фон много раз переписывался. На нем насчитывалось до пяти последовательно нанесенных слоев краски. После того, как художники-реставраторы удалили эти нанесенные слои, фон росписи превратился из тускло-серого в ярко-розовый, вновь обретя свой первоначальный цвет.
 
Восстановили реставраторы и первоначальную светло-зеленую расколеровку на пилястрах и глади стен Кабинета, обнаружив ее под семью слоями нанесенной позднее краски.

Более сложно, оказалось, возобновить некогда существовавшую в ряде комнат Летнего дворца обивку стен художественными тканями. О том, что она была, свидетельствовали не только архивные документы, упоминавшие об обивке стен бархатом с рельефным узором, так называемым «рытным», сукном, китайским шелком и итальянской камкой, но и остатки деревянных подрамников с обрывками подкладочных холстов, обнаруженные реставраторами на стенах Детской, Спальни Екатерины I и Второй приемной под слоем штукатурки.

Летний сад. Защитное укрытие памятника И. А. Крылову
 
 
Летний сад. Защитное укрытие памятника И. А. Крылову

И употреблявшимися для отделки комнат Летнего дворца. За эту работу взялись художники-керамисты Б. А. Мицкевич и Ю. Г. Разгильдеев. Они уже имели опыт воссоздания изразцов XVIII века для Монплезира и освоили технологию изготовления кафлей с подглазурной кобальтовой росписью.

Изучив специфические особенности рисунка и колорита изразцов Летнего дворца, Б. А. Мицкевич и Ю. Г. Разгильдеев изготовили такое количество новых кафлей, которое позволило воссоздать утраченные изразцовые панели в Первой приемной и заполнить все утраты в облицовке стен Нижней поварни и Кабинета Петра I; даже самый искушенный эксперт с трудом может отличить заново изготовленные изразцы, соседствующие с сохранившимися с петровских времен и тщательно музеефицированными. Так советские реставраторы блестяще справились с задачей, которая в прошлом веке казалась неразрешимой.

Реставрация 1962—1964 годов коснулась не только интерьеров, но и фасадов дворца. На них снова были расчищены угловые русты и наличники окон, восстановлена штукатурка и окраска.

В 1948 году М. А. Тихомирова расшифровала аллегории и раскрыла смысловое содержание барельефов на фасаде. При их расчистке лепщики-реставраторы А. В. Вагин, Е. А. Комлева и Г. Я. Миренбург сделали интересное открытие. Раньше считалось, что все двадцать девять барельефов, расположенных на фасадах дворца, керамические, терракотовые.

Памятник И. А. Крылову после реставрации

Памятник И. А. Крылову после реставрации

 
Летний сад. Центральная аллея. Декоративная скульптура

 
Летний сад. Центральная аллея. Декоративная скульптура
 
Архитектура Питера - Летний сад. Извлечение из укрытия скульптуры «Ништадтский мир». 1944 г.

 
Летний сад. Извлечение из укрытия скульптуры «Ништадтский мир». 1944 г.
 
Реставраторы же установили, что барельефы сделаны вовсе не из терракоты, а «намазаны» на кирпичной кладке стен раствором серой извести, в который добавлялась мелкая кирпичная крошка «цемянка». Эта техника намного сложнее, чем отливка их в мастерской, и свидетельствует о большом искусстве создателей декоративного оформления дворца.

В 1962 — 1964 годах реставраторы решили еще одну проблему, имевшую первостепенную важность для сохранения здания, а именно — защиту от холода и сырости. Сырость в течение длительного времени была злейшим врагом дворца. Зимой в его помещениях становилось так сыро и холодно, что на живописных плафонах и стенах образовывалась корка льда. От сырости загнивали основания полов в помещениях первого этажа. Избежать ее не удавалось по ряду причин. Во-первых, дворец много лет не отапливался; все имевшиеся в нем печи и камины давно бездействовали и выполняли чисто декоративные функции. Во-вторых, из-за отсутствия у основания дворца отмостки вокруг него застаивалась дождевая и снеговая вода, которая проникала внутрь здания. Наконец, за столетия существования дворца значительно повысился уровень грунта на окружающей его территории вследствие образования обычного в городских условиях культурного слоя, создающегося из органических и строительных остатков.
 
Скульптура «Ништадтский мир». 1981 г.

 
Скульптура «Ништадтский мир». 1981 г.
 
Летний сад. Статуя «Правосудие». До реставрации

 
Летний сад. Статуя «Правосудие». До реставрации

Дворец, как говорится, «ушел в землю», скрывшую часть его цоколя. Уровень пола в помещениях первого этажа стал на десять сантиметров ниже уровня территории, примыкающей к зданию; в результате этого внутрь стала проникать влага из грунта.

Реставраторы приняли действенные меры против сырости: реконструировав систему отопления здания, его стали обогревать теплым воздухом, проходящим по каналам старых дымоходов, проложенных в стенах.

Для предотвращения проникновения атмосферных осадков был понижен уровень примыкающей к дворцу территории сада. Реставраторы сняли слой грунта толщиной около полуметра и открыли ушедшую в землю часть цоколя здания. Кроме того, вокруг дворца была устроена каменная отмостка из лещадной плиты для нормального стока дождевой и снеговой воды. Весь комплекс мероприятий, выполненных при реставрации 1962 — 1964 годов, надежно защитил дворец от губительного воздействия сырости.

С земляными работами, производившимися на территории, примыкающей к Летнему дворцу, связано и исследование так называемого Гаванца, проведенное летом 1963 года и явившееся одним из интереснейших эпизодов в истории реставрации дворца. Гаванцем назывался искусственный бассейн прямоугольной формы, существовавший в петровское время перед южным фасадом дворца. Гаванец сообщался с Фонтанкой, благодаря чему плававшие по реке парусные и гребные суда могли подходить прямо к главному входу во дворец. Подобные малые гавани были в первый период существования Петербурга у многих общественных и частных зданий, так как реки и каналы служили тогда путями сообщения.

Впоследствии, во второй половине XVIII века, после того, как архитектор Ю. М. Фельтен соорудил гранитную набережную Фонтанки, Гаванец, потерявший свое значение, был засыпан. И вот 26 июня 1963 года, когда на территории Летнего сада рыли траншею для пожарного водопровода, неожиданно на расстоянии двадцати метров от южного фасада дворца ковш экскаватора на глубине чуть более метра наткнулся на каменную кладку. Архитектор А. Э. Гессен со своими помощниками расширили шурф и обнаруженную кладку тщательно расчистили.

После расчистки перед реставраторами предстала облицованная известняком каменная стенка высотой около одного метра и шириной около четырех метров. В ее кладку были заделаны массивные железные причальные кольца. К верхней плоскости стенки примыкал тротуар, сделанный из уложенного «в елочку» старинного клинкерного кирпича. Исследовав эту каменную стенку, реставраторы убедились, что перед ними находятся остатки набережной исчезнувшего Гаванца. Чтобы определить его границы, было заложено еще восемь шурфов на глубину в полтора метра.

Восстановить Гаванец в его первоначальном виде пока не представлялось возможным. Но реставраторы обследовали и зафиксировали выявленные в результате раскопок остатки набережной Гаванца, являющегося уникальным историко-архитектурным памятником.

Летний сад. Бюст «Внимание». До реставрации

Летний сад. Бюст «Внимание». До реставрации
 
Летний сад. Статуя «Правосудие». После реставрации

Летний сад. Статуя «Правосудие». После реставрации
 
Летний сад. Бюст «Внимание». После реставрации

Летний сад. Бюст «Внимание». После реставрации
 
Затем территория перед южным фасадом дворца, на которой некогда располагался Гаванец, была обозначена узкой пешеходной дорожкой, выложенной известняковыми плитами, и засыпана серым гранитным щебнем. Это условное решение давало представление об очертаниях и размерах исчезнувшей гавани.

Интересные результаты дали и археологические раскопки, проводившиеся на территории Летнего сада в 1974—1976 годах. Инициаторами их явились архитектор А. Э. Гессен и член Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры М. В. Шамардин. В дальнейшем археологическими изысканиями руководили научный сотрудник научно-производственного объединения «Реставратор» В. А. Коренцвит и преподаватели кафедры истории искусств Ленинградского университета Ю. М. Денисов и В. А. Булкин. В ходе раскопок удалось обнаружить остатки четырех фонтанов, существовавших в первой половине XVIII века на главной аллее так называемого «первого» Летнего сада. Исследователи выявили конфигурацию, конструкцию и детали оформления этих фонтанов, что значительно расширило наши представления о фонтанном искусстве XVIII столетия. Благодаря этим раскопкам данные письменных и иконографических источников о былом «фонтанном убранстве» Летнего сада приобрели вещественную конкретность. В отличие от давно исчезнувших фонтанов, мраморные статуи и бюсты, украшающие аллеи Летнего сада с петровских времен, сохранились до нашего времени. Во время войны они были укрыты в земле, а затем вновь установлены на своих местах.
 
Летний сад. Кофейный домик. Фасад. До реставрации - архитектура Питера

Летний сад. Кофейный домик. Фасад. До реставрации
 
За их состоянием ведется постоянное наблюдение. Опытнейшие скульпторы-реставраторы обеспечивают сохранность уникальной коллекции.

Летний сад невозможно представить без его прославленных оград — Невской, созданной архитекторами Ю. М. Фельтеном и П. Е. Егоровым в 1771—1786 годах и воспетой многими поэтами и писателями, и ограды со стороны Мойки, характерной для архитектуры позднего классицизма, выполненной по проекту Л. И. Шарлеманя в 1827 г. Обе эти ограды также реставрировались в послевоенные годы. Особенно серьезные работы проводились по реставрации Невской ограды. Ее гранитный цоколь очищался и промывался, погнутые кованые звенья выправлялись и окрашивались графитом, а накладные металлические украшения, позолота которых пришла в очень плохое состояние, заново золотились.

Летний сад. Кофейный домик. Фасад. После реставрации - архитектура Питера


Летний сад. Кофейный домик. Фасад. После реставрации
 
 
 



От: Максименко В.А.





3796 просмотров (а)



Похожие темы


----------------------------

-

Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру).
Для обновления изображения нажмите на него.
« Реставрация памятников архитектуры первой трети XVIII века - Восстановление памятников архитектуры Ленинграда Меншиковский дворец на Васильевском острове - Восстановление памятников архитектуры Ленинграда »