Проекты домов

 

Проекты домов, общественных зданий, посёлков и пр.

 







Архитектурное бюро Глушкова



Опубликовано: Март 1, 2014

ГЛАВА ВТОРАЯ  

Реставрация памятников архитектуры первой трети XVIII века

Реставрация памятников архитектуры первой трети XVIII века  

Памятники начала XVIII века живо напоминают о той поре, когда «Россия молодая, в бореньях силы напрягая,  мужала с гением Петра», они позволяют ощутить дух того сурового, переломного и поистине созидательного времени, когда русские армии освобождали  приладожские  и  приневские земли и Российское государство прочно утвердилось на берегах Балтийского моря.

Все силы страны были сосредоточены на строительстве новой столицы. В связи с этим указом Петра I возведение каменных зданий было разрешено только в Санкт-Петербурге — городе, который с самого своего зарождения строился и планировался на принципиально новых началах, не имеющих аналогов в отечественной и западноевропейской практике. В этот период идут напряженные поиски планировочных решений города в целом, создаются ранее небывалые в России оборонительные сооружения, производственные, административные, культовые, торговые и жилые здания. Строится город-крепость, город порт, торговый центр, и каждое здание этого города отражает зарождение основ дальнейшего развития после петровской архитектуры, определяющим стилем которой явилось барокко.

Своеобразный отпечаток на русскую архитектуру первой трети XVIII века наложило привлечение к творческой деятельности выдающихся зодчих из стран Западной Европы, причем являющихся представителями разных архитектурных школ. В то же время исключительно важным было использование богатого строительного опыта замечательных отечественных мастеров и обучение национальных архитектурных кадров, которые к концу первой трети XVIII века окончательно выработали единое направление, определившее облик строящегося Петербурга.

Рядом с именами известных архитекторов — Д. Трезини, Ж.-Б. Леблона,  А. Шлютера,  И. Браунштейна, Б. Ф. Растрелли, П. Микетти, Г. И. Матарнови, Д. М. Фонтана, Г. И. Шеделя, Г. Киавери достойное место занимают «птенцы гнезда Петрова» — русские зодчие М. Г. Земцов, П. М. Еропкин, И. К. Коробов.

Наличник. Фрагмент. В процессе реставрации - Реставрация памятников архитектуры Петербурга первой трети XVIII века
 
Наличник. Фрагмент. В процессе реставрации
 
Домик Петра Ι. Фасад. Фрагмент. До реставрации
  
Все новое и зачастую, совершенно самобытное, появившееся в архитектурной практике Петербурга, становилось образцом для подражания и распространялось по всей России, ломая устоявшиеся традиции зодчества допетровской боярской Руси. Потому все сохранившиеся до наших дней памятники этого периода приобрели, помимо исторической и эстетической ценности, значение как первые типологические образцы, ставшие точкой отсчета дальнейшего развития отечественного зодчества.

Естественно, что при бурном развитии города, возникновении и частой смене стилистических направлений в архитектуре многие памятники первой трети XVIII века были уничтожены или неузнаваемо искажены позднейшими переделками. Углубленное изучение процесса формирования города, истории сооружения и перестроек старых зданий позволяет не только определить первоначальный облик памятников эпохи основания Петербурга и обеспечить их сохранность в будущем, но и создать предпосылки для выявления под позднейшими наслоениями строений, составляющих «золотой фонд» архитектурной сокровищницы Ленинграда.

С первых послевоенных лет и поныне идет напряженная работа по всемерному восстановлению зданий — свидетелей зарождения города на Неве.
 
Домик Петра Ι. Окно с воссозданным «лунным» стеклом
 
Домик Петра Ι. Окно с воссозданным «лунным» стеклом
 
 
ДОМИК ПЕТРА Ι
 
Среди многочисленных архитектурных памятников Ленинграда этот маленький скромный домик, расположенный на самом берегу Невы (Петровская набережная, 6), занимает особое, исключительное место.
 
В историю города он вошел как первое здание, построенное во вновь рожденной «Северной Пальмире», и единственное сохранившееся до наших дней деревянное сооружение эпохи основания Петербурга. В. Г. Белинский, подчеркивая художественную оригинальность и неповторимость архитектурных сооружений петровского времени, отмечал, что домик Петра па Петроградской стороне и Монплезир в Петергофе не менее значимы, чем строения Московского Кремля. Понятно, какую ценность имеет такой уникальный памятник истории и культуры и какого заботливого и бережного отношения он заслуживает.

Домик Петра I был построен солдатами - плотниками всего за три дня — с 24 по 26 мая 1703 года. Он представляет собой одноэтажный бревенчатый сруб с крутой крышей, крытый гонтом (тонкими сосновыми дощечками клинообразного сечения). На крыше Домика были установлены вырезанные из дерева раскрашенные мортира и ядра. Гонт, покрывавший кровлю, раскрасили «под черепицу», а стены, сложенные из тесаных сосновых бревен, расписали «под кирпич». Сочетание зеленоватой кровли и оранжево-красных стен с белыми полосами, имитировавшими швы в кирпичной кладке, придавало Домику нарядный вид. Внутри он разделялся на четыре помещения: Кабинет, Столовую, Спальню и сени. Стены и потолки этих комнат были обтянуты грубым беленым холстом. Невзирая на скромность размеров, и материалов, из которых он был построен, этот Домик являлся все же царской резиденцией, и поэтому назывался «Красными хоромами» или «Первоначальным дворцом... на Санкт-петербургском острове на берегу Невы...» Кроме того, он как бы предвещал своим обликом грядущее великолепие нового каменного города.

Домик Петра Ι. Фасад. Фрагмент. До реставрации - Реставрация памятников архитектуры Петербурга первой трети XVIII века
 
Домик Петра I. Фасад. До реставрации

После того, как Петр I переехал в построенный для него дворец, в Домике уже никто не жил, и он превратился в реликвию, своего рода памятник основания Петербурга. Чтобы сохранить его для грядущих поколений, над ним стали устраивать защитные укрытия — так называемые футляры. Первый футляр был возведен еще в 1723 году, в восемнадцатом веке его уже дважды заменяли, а ныне существующий сооружен по проекту архитектора Р. И. Кузьмина в 1844 году. Позднее, в 1889—1890 годах, к нему сделали еще две пристройки. Вначале футляр представлял собой простой навес на деревянных столбах, затем — навес на каменных арках и, наконец, закрытый павильон, сложенный из кирпича.

 
Домик Петра I. Фасад. После реставрации
 
Домик Петра I. Фасад. После реставрации
 
Но никакие укрытия не смогли предохранить Домик от губительного воздействия времени. Деревянное здание сильно пострадало от сырости, бревна загнивали, сруб покосился. Особенно большой ущерб причинили ему страшные наводнения 1777 и 1824 годов. Немало вреда принесла и неправильная эксплуатация здания. В 1860 году в нем была устроена часовня. При этом окно на его южном фасаде превратили в дверь, потолки в комнатах обили жестью и привнесли ряд других искажений в первоначальную архитектуру.

Многократные ремонты, проводившиеся в XIX веке в Домике Петра I, также наложили на него свой отпечаток. Наиболее серьезные ремонтные работы выполнялись в 1816, 1826 годах и особенно в 1844 году, когда Р. И. Кузьмин подвел под здание фундамент, сложенный из известняковой плиты. Для того чтобы укрепить просевший и покосившийся сруб, его стены во время ремонта, стягивались досками, устанавливавшимися по вертикали с внутренней и наружной сторон здания, и соединявшимися  между собой болтами, пропущенными сквозь толщу бревен. Внутри Домика эти накладки скрыли обивкой из ткани, а снаружи их закрыли дощатыми коробами, имитировавшими форму пилястр. Таких коробов-пилястр на продольных стенах и на торцах здания насчитывалось двенадцать.

Домик Петра Ι. Интерьер. Фрагмент. Наличники после реставрации
 
Домик Петра Ι. Интерьер. Фрагмент. Наличники после реставрации

Кроме того, периодически заменялись бревна и целые венцы сруба. Бомбы и мортира, некогда украшавшие крышу Домика, были утрачены, а на верхнем венце, под свесом кровли, при одном из ремонтов появился ранее не существовавший деревянный карниз классического профиля. Первоначальные оконные переплеты, которые, по-видимому, были свинцовыми, заменили дубовыми и установили на окнах железные решетки.

Стены Домика многократно перекрашивались при каждом, даже самом мелком, ремонте, причем слой шпаклевки и масляной краски наносили прямо на предыдущую окраску. О точном воспроизведении расколеровки петровского времени никто и не помышлял. В результате нанесения бесчисленных наслоений масляной краски, стены Домика утратили свой первоначальный вид и казались покрытыми грубой красно-бурой, растрескавшейся и шелушащейся корой. Наконец, в 1844 году во время строительства нового павильона-футляра пол этого футляра, вплотную примыкающий к стенам, был так приподнят, что закрыл нижний венец сруба, исказив тем самым пропорции здания. Таким образом, к началу XX века очень много элементов первоначальной архитектуры и отделки Домика Петра I было утрачено или искажено.

После Великой Октябрьской социалистической революции использование этого уникального памятника коренным образом изменилось. Из часовни он превратился в музей, открытый для посетителей в 1930 году и Домик Петра I, пользовавшийся огромной популярностью.

Домик Петра Ι. Столовая. Дверь после реставрации

Домик Петра Ι. Столовая. Дверь после реставрации


Домик Петра Ι. Столовая. После реставрации  

Домик Петра Ι. Столовая. После реставрации
 
Деятельность музея была прервана летом 1941 года. В годы войны с фашистской Германией, во время варварских артиллерийских обстрелов Ленинграда, Домику Петра I были причинены существенные повреждения. Так, в сентябре 1941 года осколки фашистского снаряда выбили стекла в его окнах, повредили оконные переплеты и двери. Дождь и снег беспрепятственно стали проникать внутрь футляра, вследствие чего Домик сильно пострадал от сырости. Но едва лишь фашистские армии были отброшены от стен Ленинграда, как Домик Петра I вновь стал функционировать в качестве музея, деятельность которого была возобновлена 31 августа 1944 года — в числе первых ленинградских музеев, открывшихся после трехлетнего перерыва.

К ремонту Домика Петра I приступили сразу же после окончания войны. В первую очередь надо было устранить повреждения, причиненные памятнику в годы блокады, и создать нормальные условия для его эксплуатации. Поэтому в 1945 году, прежде всего, отремонтировали павильон-футляр, защищавший Домик от пагубного воздействия внешней среды. Позднее, в 1956—1958 годах, в павильоне были установлены вторые заполнения оконных и дверных проемов, утеплено чердачное перекрытие и реконструирована система отопления. В 1966 году сруб проантисептировали для уничтожения плесени и жуков, разрушающих древесину.

Домик Петра Ι. Кабинет. После реставрации

Домик Петра Ι. Кабинет. После реставрации

Одновременно с выполнением первоочередных реставрационных работ велось кропотливое исследование здания. Так, в 1966 году сотрудница Специальных научно-реставрационных мастерских 3. М. Иванова произвела его полный архитектурный обмер. Но все эти работы являлись лишь подготовкой к серьезной, многоплановой и богатой открытиями реставрации Домика Петра I, которая осуществлялась в 1971—1976 годах. Особенность этой реставрации заключалась в том, что главная ее задача, в отличие от всех предыдущих, состояла не просто в устранении повреждений, причиненных Домику Петра I временем и войной, а в удалении всех наслоений и искажений, образовавшихся на протяжении более чем 250-летнего существования этого уникального здания, с целью максимального раскрытия его первоначального облика.

Петропавловская крепость. Петровские ворота. Общий вид. До реставрации

Петропавловская крепость. Петровские ворота. Общий вид. До реставрации

Реставрационные работы в Домике Петра I начались в ноябре 1971 года. Научно-методическое руководство ими осуществлял архитектор А. Э. Гессен. К решению отдельных вопросов, возникавших в ходе реставрации, привлекались специалисты Государственного Эрмитажа, Ленинградского инженерно-строительного института и других авторитетных организаций. Что же касается непосредственно реставрационных работ, то вначале они велись Специализированными мастерскими Главного управления культуры Ленгорисполкома, а с января 1974 года — Специальным научно-производственным объединением «Реставратор».

Прежде всего, для полного уничтожения, разрушающих древесину Домика, плесневых грибков и жучков - точильщиков, он был подвергнут так называемой фумигации, т. е. окуриванию ядовитым газом, которым на несколько суток наполнялось внутреннее помещение павильона-футляра.

Затем перед реставраторами встал вопрос: как удалить с фасадов и торцов сруба установленные во время прежних ремонтов дощатые стяжки и закрывающие их короба-пилястры? Не подлежало сомнению, что установленные на фасадах двенадцать коробов-пилястр во многом искажали его архитектуру, и все признавали необходимость их удаления, но ведь они прикрывали конструктивные стяжки, придававшие прочность срубу. Для того чтобы снять со стен Домика чужеродные короба-пилястры, нужно было разработать и создать новую конструкцию усиления сруба.

Такую конструкцию предложил сотрудник лаборатории испытаний и исследований строительных конструкций и сооружений ЛИСИ В. М. Васильев. Он сконструировал металлический каркас, устанавливавшийся внутри Домика и закрывавшийся холщовой обшивкой стен. Бревна сруба подтягивались шурупами к стойкам этого каркаса.
 
Петропавловская крепость. Петровские ворота. Общий вид. После реставрации
 
Петропавловская крепость. Петровские ворота. Общий вид. После реставрации
 
Петропавловская крепость. Петровские ворота. Статуя «Афина Полиада». До реставрации
 
Петропавловская крепость. Петровские ворота. Статуя «Афина Полиада». До реставрации

Внутренний металлический каркас гарантировал прочность сруба, благодаря чему становились ненужными дощатые стяжки. Предложение В. М. Васильева было принято Ученым советом Государственной инспекции по охране памятников. В 1971 —1973 годах все работы по устройству внутреннего металлического каркаса завершили, после чего фасад Домика был освобожден от искажавших его облик коробов-пилястр.

Одновременно ремонтировалась и стропильная система, отдельные узлы которой протезировались и усиливались. Гонтовое покрытие кровли было тщательно промаркировано и разобрано. Пробные расчистки, произведенные на некоторых гонтинах, выявили, что на них нанесено до пяти слоев масляных окрасок, причем нижний слой зеленовато-крапивного цвета крайне отличался от верхнего — желтоватого. К счастью, сохранность нижнего красочного слоя оказалась вполне удовлетворительной, и его удалось раскрыть, удалив ацетоном позднейшие наслоения и вернуть кровле домика первоначальную расцветку.

Гораздо более трудной оказалась реставрация росписи «под кирпич» на стенах здания. Пробные расчистки показали, что на разных участках сруба нанесено от девяти до одиннадцати слоев масляных окрасок и шпаклевок. Понятно, что наибольшее количество наслоений имелось на самых старых, первоначальных венцах сруба, а наименьшее — на вставках, сделанных при многочисленных ремонтах; причем при каждой новой перекраске наблюдались все большие отклонения от расколеровки петровского времени.
 
Петропавловская крепость. Петровские ворота. Статуя «Афина Полиада». После реставрации
 
Петропавловская крепость. Петровские ворота. Статуя «Афина Полиада». После реставрации

Как и надо было ожидать, ближе других к этой расколеровке оказалась разделка «под кирпич» на тех участках сруба, которые раньше закрывались дощатыми стяжками, что предохранило их от перекрасок. Исследования, производившиеся во время реставрации Домика Петра I, позволили установить, что от его первоначального сруба сохранилось до наших дней не более сорока процентов древесины. Выяснилось также, что три нижних венца были полностью заменены, как и два верхних венца на северном и южном фасадах, а на остальных были сделаны многочисленные врубки. Учитывая разновременность отдельных частей сруба, решили на первоначальных венцах удалить наслоения окраски и выявить расколеровку петровского времени. Работа эта была исключительно сложной. Ведь предстояло расчистить не маленькую картину, а 27 квадратных метров стен сруба. Однако группа художников-реставраторов во главе с Н. Н. Благовещенским и его помощником Н. В. Калининым успешно справилась с этой трудной задачей. Применяя компрессы из всевозможных комбинаций растворителей, реставраторы размягчали красочный слой и удаляли его скальпелями. Шпаклевки, лежавшие между слоями окраски, распаривали через влажную фланель утюжками и тоже снимали скальпелями. Удалив один слой окраски и шпаклевки, реставраторы переходили к следующему. Это был длительный, кропотливый и тяжелый труд, но, в конце концов, он увенчался успехом.
 
Петровские ворота. Барельеф «Низвержение Симона волхва апостолом Петром». Фрагмент. До реставрации
 
Петровские ворота. Барельеф «Низвержение Симона волхва апостолом Петром». Фрагмент. До реставрации

Первоначальная, петровского времени разделка фасадов «под кирпич», казалось бы, навсегда погребенная под позднейшими наслоениями, вновь увидела свет. Раскрытие этой росписи преобразило фасады здания. Тщательной расчистке подверглись не только стены, но и внутренние оконные и дверные наличники и полотна трех внутренних дверей. Расчистку наличников также выполняли Н. К. Благовещенский, Н. В. Калинин, Ю. М. Королев и другие художники-реставраторы. При этом им удалось сделать интересное открытие: под десятью слоями однотонных масляных окрасок на наличниках, они обнаружили полихромную роспись в виде цветочных гирлянд, а на дверях Кабинета и Столовой — пейзажи и изображение архитектурных мотивов. Это было совершенно неожиданно, ибо о существовании росписей в Домике Петра I не имелось никаких упоминаний ни в литературе, ни в архивных документах. Тем больший интерес вызвало обнаружение уникальной декоративной живописи, относящейся к началу XVIII века. С помощью рентгенограмм, реставраторы точно определили очертания живописи, лежавшей под слоем сплошной закраски и, виртуозно работая скальпелями, полностью расчистили ее, обнажив, написанные маслом, архитектурные детали, сочные, яркие цветочные гирлянды и купы деревьев.

Петровские ворота. Барельеф «Низвержение Симона волхва апостолом Петром». Фрагмент. После реставрации

Петровские ворота. Барельеф «Низвержение Симона волхва апостолом Петром». Фрагмент. После реставрации
 
Роспись оконных и дверных наличников удалось восстановить полностью, но на полотнах дверей были выявлены очень большие утраты красочного слоя. Поэтому уцелевшие фрагменты живописи были тщательно расчищены и укреплены, а участки с утраченной живописью тонированы с таким расчетом, чтобы сохранилось колористическое единство композиции. Важную роль в возвращении фасадам здания их первоначального облика сыграла замена дубовых оконных переплетов, появившихся намного позже, свинцовыми, характерными для начала XVIII века. Первый образец свинцового переплета, выполненного реставраторами и послужившего прототипом для всех остальных, был принят комиссией Государственной инспекции по охране памятников в феврале 1974 года. Для остекления окон Домика Петра I использовалось не обычное современное стекло, а так называемое «лунное», изготавливавшееся в петровское время. Технология изготовления этого стекла с неровной, волнистой поверхностью была забыта, но еще в 1948 году ее возродил известный ученый, профессор Ленинградского технологического института имени Ленсовета П. Н. Качалов, который получил в руководимой им лаборатории опытные образцы такого стекла.

Петровский собор. Подвесные леса для золочения шпиля
 
Петровский собор. Подвесные леса для золочения шпиля

Петровский собор. Западный фасад. До реставрации

Петровский собор. Западный фасад. До реставрации

Опираясь на эксперименты Н. Н. Качалова, его сотруднику Б. А. Еремину удалось на предприятии Ленинградского объединения «Победа», занимающегося производством строительных материалов, изготовить небольшое количество «лунного» стекла для Домика Петра I. Это стекло было вставлено в воссозданные свинцовые переплеты.

Чтобы восстановить подлинные пропорции здания, искаженные в 1844 году, когда при возведении павильона-футляра были скрыты его нижние венцы, пришлось разобрать пол этого футляра и понизить его уровень. Пол на новой отметке выстилался уже не известняковой плитой или мрамором, а кирпичом, уложенным на ребро, как это было принято ΧVΙΙΙ веке. Высвободив нижнюю часть сруба, реставраторы вырубили цементные заделки, а затем подвели новый просмоленный сосновый брус, уложив его на каменный фундамент. На южном фасаде был заделан проем, прорубленный в 1860 году при превращении окна в дверь, а на северном удалена обитая железом дверь, установленная в XIX веке. Вместо нее реставраторы навесили дверь нарочито грубой («топорной») работы, выполненную по образцу подлинной двери того времени, обнаруженной во дворце Меншикова на Васильевском острове.

Петропавловский собор. Реставрация кровли
 
Петропавловский собор. Реставрация кровли
 
 К весне 1976 года реставрационные работы в Домике Петра I были завершены и 19 апреля приняты Государственной инспекцией по охране памятников. Восстановление первоначального облика старейшего архитектурного памятника нашего города стало большим успехом реставраторов, достигнутым в результате нескольких лет упорного и кропотливого труда.


ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ КРЕПОСТЬ И ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ СОБОР

Наиболее выдающимся памятником юности города на Неве является ансамбль Петропавловской крепости, строившейся по замыслу самого Петра I. Именно здесь, на Заячьем острове, 27 мая 1703 года был заложен Санкт-Петербург — новый столичный город.

Крепость возводилась исключительно быстро. В течение 1703—1704 годов она была в основном построена. Главными ее укреплениями являлись шесть бастионов, каждый из которых имеет форму неправильного пятиугольника. Они соединялись между собой валами-куртинами. Строительством бастионов руководил сам Петр I и его ближайшие сподвижники, по имени которых они и получили свои названия. Три бастиона (Трубецкой, Государев и Нарышкин) обращены па юг, а три других (Зотов, Меншиков и Головкин) — на север.

Первоначально все бастионы и куртины были земляные, а с 1706 года началась их перестройка в кирпиче, однако эта работа затянулась на длительный срок — только к 1740 году все земляные сооружения были заменены каменными. В толще стен бастионов и куртин были устроены казематы — помещения для установки пушек и размещения гарнизона. Казематы разделялись деревянными перекрытиями-накатами на два яруса. В стенах бастионов имелись ряды амбразур для ведения огня.

При дальнейшей перестройке крепости в ней возвели дополнительные укрепления. Перед куртинами, на западной и восточной оконечностях острова, появились Иоанновский и Алексеевский равелины — треугольные оборонительные сооружения, защищавшие подступы к воротам.

В Петропавловскую крепость ведут шесть ворот. Главные и наиболее торжественно и богато оформленные — Петровские, расположенные в центре восточной стены крепости. Они были построены в 1714—1718 годах архитектором Д. Трезини. Аттик ворот украшают замечательные образцы резьбы по дереву: барельеф «Низвержение Симона волхва апостолом Петром» работы скульптора Г. Оснера и арматуры, изображающие оружие и военные доспехи, выполненные П. Федоровым. В глубоких нишах, по обеим сторонам въездной арки, установлены статуи Афины в образах Паллады (воительницы) и Полиады (покровительницы города).

Во второй половине XVIII века на территории крепости продолжались строительные работы. В конце 1740-х годов там построили каменный дом для обер-коменданта и так называемый Инженерный дом, в котором размещалась строительная инженерная команда. Позднее, в 1760-х годах, архитектор А. Ф. Вист возвел специальный Ботный домик для «дедушки русского флота» — знаменитого ботика, на котором Петр I плавал по реке Яузе (ныне этот ботик экспонируется в Центральном военно-морском музее в бывшем здании Биржи на Стрелке Васильевского острова).

В 1779—1786 годах в крепости произвели очень серьезную реконструкцию. В эти годы наружные (эскарповые) стены всех бастионов и куртин, выходящих на юг, к Неве, облицевали гранитными плитами.

Петропавловская крепость, утратив в конце XVIII века оборонительное значение, была превращена в политическую тюрьму. В мрачных казематах Алексеевского равелина и Трубецкого бастиона томились А. Н. Радищев и многие декабристы, петрашевцы и Н. Г. Чернышевский, герои «Народной воли», среди которых был и старший брат В. И. Ленина — А. И. Ульянов. Здесь были заключены первые русские революционеры-марксисты, искровцы Н. Э. Бауман, П. Н. Лепешинский и великий пролетарский писатель А. М. Горький.

Октябрьское восстание, в котором активное участие принимал гарнизон крепости, покончило с недобрым прошлым «Русской Бастилии». В 1922 году в крепости создали Историко-революционный музей.

В 1703—1704 годах, одновременно с возведением земляных валов и бастионов, в центре крепости построили деревянную церковь «Во имя апостолов Петра и Павла».

Петропавловский собор. Общий вид. 1981г.

Петропавловский собор. Общий вид. 1981г.

Петропавловский собор. Реставрация фасада

Петропавловский собор. Реставрация фасада

Позднее, в 1712—1733 годах, по проекту Д. Трезини на месте этой церкви был возведен каменный собор.

Петропавловский собор представляет собой удлиненное, прямоугольное в плане здание, увенчанное куполом на высоком барабане. К западной стене собора примыкает многоярусная колокольня, завершающаяся золоченым шпилем, который стал символом утверждения России на берегах Невы.

Интерьер собора был оформлен со всей доступной для того времени подчеркнутой пышностью. Своды украсила орнаментальная роспись, исполненная живописцами М. Негрубовым и Ф. Воробьевым. Высоко на стенах, над окнами, были размещены восемнадцать картин на евангельские сюжеты, написанных Г. Гзеллем, А. Матвеевым, В. Игнатьевым, И. Вельским и другими известными художниками начала XVIII века. Но настоящей жемчужиной собора стал уникальный деревянный иконостас, созданный по проекту под руководством архитектора И. П. Зарудного большой группой резчиков во главе с И. Телегой и Т. Ивановым. Этот роскошный золоченый иконостас, центральная часть которого поднимается под самый купол, поражает своей легкостью и изяществом. Все детали его сложной композиции — витые колонны, орнаментальные украшения, многочисленные фигуры ангелов и святых — представляют собой настоящие шедевры художественной резьбы. В ажурном резном обрамлении иконостаса помещены сорок три иконы кисти московского живописца А. М. Поспелова и его учеников. Мастера-резчики, которые создали иконостас, выполнили также по проекту И. П. Зарудного великолепную надпрестольную сень, установленную в алтаре собора, и кафедру, помещенную в среднем нефе.

Петропавловский собор. Интерьер. В процессе реставрации

Петропавловский собор. Интерьер. В процессе реставрации

Петропавловскому собору довелось пережить на своем веку немало ремонтов. В 1756 году удар молнии разрушил его шпиль и верхнюю часть колокольни. Новый шпиль соорудили в 1761 —1770 годах. Позднее, в середине XIX века, его деревянные стойки подгнили и он накренился. Решено было заменить деревянный шпиль металлическим. Эта работа производилась в 1857 —1858 годах под руководством видного инженера Д. И. Журавского, который создал для завершения колокольни конструкцию из кованого полосового железа.

В те же годы, когда перестраивался шпиль, производился ремонт внутренней отделки собора. К сожалению, духовенство и чиновники, руководившие этой работой, не понимали, какую художественную ценность представляет убранство здания, и зачастую санкционировали действия, совершенно несовместимые с требованиями научной реставрации. Так, в 1857-1858 годах была отбита вся штукатурка сводов с живописью XVIII века и своды расписаны заново, хотя и с использованием первоначальных мотивов. При последующих ремонтах живопись сводов переписывалась несколько раз.

После Великой Октябрьской социалистической революции Петропавловский собор был передан музею, образованному на территории крепости.
 
 
Петропавловский собор. Интерьер. После реставрации
 
Петропавловский собор. Интерьер. После реставрации

Петропавловский собор. Фрагмент царских врат иконостаса. После реставрации

Петропавловский собор. Фрагмент царских врат иконостаса. После реставрации

 
Петропавловский собор. Исполнение фиксационной копии живописи свода. Художник Ф. Ф. Васильев

Петропавловский собор. Исполнение фиксационной копии живописи свода. Художник Ф. Ф. Васильев

 
Военная гроза 1941 года не обошла стороной старейший историко-архитектурный памятник Ленинграда — Петропавловскую крепость. Осенью 1941 года: 19 сентября, 25 октября и 8 ноября — на территорию Петропавловской крепости обрушились авиабомбы весом от ста до пятисот килограммов. Зажигательные бомбы попали в Ботный домик и вызвали пожар, сильно его повредивший. От фашистских снарядов пострадали Екатерининская и Никольская куртины, гранитная пристань и другие сооружения. Очень большой ущерб был причинен и Петропавловскому собору. Осколки снарядов отбили штукатурку, лепные детали, штукатурные тяги и местами разрушили кирпичную кладку на фасадах.

Взрывные волны и осколки бомб сильно повредили колонны южного портика. Через многочисленные пробоины в крыше начались сильнейшие протечки, разрушавшие штукатурку и живопись. На росписи сводов красочный слой свисал лохмотьями. Из-за недостатка топлива в блокированном городе прекратился обогрев собора. Стены здания отсырели. Картины, размещенные над карнизом, покрылись плесенью. На великолепной резьбе иконостаса и надпрестольной сени были утрачены многие детали, образовалось множество сколов и трещин. Позолота потемнела, золото и левкас отставали от основы и осыпались.
 
Петропавловский собор. Иконостас. Реставрация царских врат
 
Петропавловский собор. Иконостас. Реставрация царских врат

В тяжелые дни блокады, 17 августа 1942 года, по специальному заданию Ленгорисполкома группа экспертов Управления по делам архитектуры: С. Ф. Золотов, М. Ю. Эльтерман и О. А. Остроумова, осмотрев здание  собора, тщательно зафиксировали все повреждения и признали необходимым «зашить» оконные проемы и отремонтировать кровлю. В декабре года эти работы были выполнены бойцами 1-го батальона МПВО.

Когда разгромленный враг был отброшен от стен Ленинграда, в октябре 1944 года шпиль Петропавловского собора очистили от маскировочной окраски. Ее смыли раствором каустической соды, утраты позолоты тонировали золотистой охрой, и шпиль снова засверкал над городом.

Через несколько лет после окончания войны в Петропавловской крепости развернулись реставрационные работы, которым предшествовало тщательное изучение этого замечательного памятника высококвалифицированными реставраторами. В 1951 году под руководством архитектора А. Б. Лебединской был осуществлен архитектурный обмер стен крепости, и в том же году военно-строительные организации произвели их реставрацию. Крепостные стены к тому времени находились в очень неблагополучном состоянии. Раствор, заполнявший швы между гранитными плитами, выкрошился. Ветер занес в разошедшиеся швы землю и семена, и на крепостных стенах выросли трава, кусты и даже деревья. Сильно разрушилась в результате выветривания кирпичная облицовка северных бастионов и куртин.

В течение 1951 года со Стен крепости были удалены кусты и деревья, устранены все повреждения, причиненные им фашистскими снарядами.

Петропавловский собор. Иконостас. После реставрации

Петропавловский собор. Иконостас. После реставрации
 
Петропавловский собор. Иконостас. Царские врата. Фрагмент. После реставрации

Петропавловский собор. Иконостас. Царские врата. Фрагмент. После реставрации
 
Петропавловский собор. Картина «Сошествие Св. Духа на апостолов». До реставрации

Петропавловский собор. Картина «Сошествие Св. Духа на апостолов». До реставрации

 
Гранитную облицовку очистили пескоструйными аппаратами от копоти и подтеков, а разошедшиеся швы между плитами заполнили раствором. Выветрившийся и разрушившийся кирпич удалили и заменили новым.

В мае — ноябре 1951 года реставрировался фасад Петровских ворот. Осколки снарядов почти полностью разрушили левую волюту у аттика, взрывной волной была сорвана кровля. На основании проведенных под руководством архитектора А. А. Кедринского исследований реставраторы восстановили форму ворот и удалили с фасадов штукатурный покров, достигший 18-сантиметровой толщины. Под ним обнаружилась кладка стен из мягкого известнякового камня с тонкой профилировкой, закрытая и искаженная еще в XIX веке.

В результате весьма трудоемкой и искусной работы фасады обрели свой первоначальный облик. Резчики И. Н. Болдосов и П. С. Румянцев реставрировали резные арматуры и барельеф «Низвержение Симона волхва апостолом Петром». Они расчистили их поверхности от толстого слоя старой шпаклевки и краски, заделали сосновыми рейками щели, восстановили все утраченные части рельефов. Затем барельеф пропитали горячей олифой, добавив в нее раствор фтористого натрия, защищающий древесину от гниения, и окрасили масляной краской.

Таким же методом реставрировали резной барельеф, изображающий Саваофа, в лучковом фронтоне. По моделям А. Ф. Гуржия дополнили мелкие утраты свинцового барельефа «Двуглавый орел» весом более 86 пудов, который отлил еще в 1720-е годы литейщик Ф. П. Вассу.
 
  Одновременно скульптор А. Ф. Гуржий реставрировал статуи Афины и Полиады, установленные в нишах ворот. Эти статуи были выполнены так называемым «намазным» способом — мастер моделировал скульптуру, намазывая известковый раствор на каркас в виде кирпичного столба. К началу реставрации многие детали фигур были утрачены. Кроме того, при прежних ремонтах статуи много раз перекрашивали, вследствие чего на них образовался толстый слой шпаклевки и краски. А. Ф. Гуржий расчистил скульптуру от наслоений, восстановил утраченные детали и пропитал поверхность статуй горячей олифой, закрепляющей известь.

Тогда же А. А. Кедринским на основании обнаруженного в архиве чертежа был разработан проект воссоздания кирпичных Васильевских ворот крепости, разобранных еще в середине XIX века. В 1954 году этот проект реставраторы претворили в жизнь.

В августе — ноябре 1952 года Специальные научно-реставрационные производственные мастерские реставрировали фасады Петропавловского южного портика и усилили металлическими кольцевыми бандажами и арматурой. Группа студентов, возглавлявшаяся А. А. Кедринским, произвела обмер фасадов и исследование профилей, что позволило устранить искажения, привнесенные при прежних ремонтах.
 
Петропавловский собор. Картина «Сошествие Св. Духа на апостолов». После реставрации
 
Петропавловский собор. Картина «Сошествие Св. Духа на апостолов». После реставрации


Петропавловская крепость. Невская пристань. После реставрации

Петропавловская крепость. Невская пристань. После реставрации

 
Особенно широкий размах приобрели реставрационные работы, проводимые на территории Петропавловской крепости, после того, как в 1954 году решением Исполкома Ленгорсовета Петропавловский собор, Ботный домик, Трубецкой и Зотов бастионы и некоторые другие крепостные сооружения были переданы Музею истории Ленинграда.

Весной 1956 года упомянутые мастерские приступили к реставрации интерьеров собора. Руководили этими работами архитектор И. Н. Бенуа и начальник строительного участка С. П. Стогов. В процессе реставрационных работ удалось сделать несколько интересных открытий.

Когда художники-реставраторы во главе с И. Г. Андреевым и М. М. Швабским произвели пробные расчистки, они обнаружили на своде три слоя живописи, нанесенные один на другой. Живопись верхнего слоя, выполненная в 1907—1908 годах, не отличалась высокими художественными достоинствами — это была грубая ремесленная работа. Для находящейся под ним живописи, относящейся к 1878 году, характерен более тонкий рисунок и гармоничный колорит; поэтому комиссия, в которую входили видные специалисты по реставрации живописи Н. К. Маковская и Н. В. Перцев, решила удалить верхний слой низкокачественной росписи.

  Медицинскими скальпелями реставраторы с величайшей осторожностью сняли слой грубой росписи и «раскрыли» находившуюся под ним живопись. Расчищенная живопись была укреплена раствором рыбьего клея, а утраты красочного слоя тонированы клеевыми красками.

Еще более сложной оказалась реставрация восемнадцати сохранившихся на стенах собора картин Г. Гзелля, А. Матвеева, В. Игнатьева и других художников. Имена авторов этих композиций были установлены научным сотрудником Музея истории Ленинграда Е. Н. Элькиной. К началу реставрации они были закопчены, красочный слой на них шелушился. Кроме того, они перенесли множество реставраций, причем в XVIII и XIX веках обычным было «подновление» потускневших картин, т. е. безжалостное переписывание авторской живописи. С течением времени «записи» сильно потемнели, а лак пожелтел, в результате чего картины утратили первоначальную свежесть и яркость красок. Художники-реставраторы удалили с них копоть и укрепили отстававший от холстов красочный спой, нанеся на лицевую сторону картин раствор рыбьего клея, а затем прогладили их теплыми утюгами через папиросную бумагу.

У десяти картин холст сильно обветшал и пересох, а потому их пришлось дублировать, т. е. наклеить старую основу на новый холст, близкий по плотности и фактуре к первоначальному клеем, в который добавлялись мед и антисептик. Затем дубляжный холст накладывали на тыльную сторону картины и снова тщательно проглаживали теплыми утюгами, чтобы холсты прочно соединились между собой.

Пожелтевший лак и поздние записи размягчались составом из спирта и пинена и удалялись скальпелями. Утраты красочного слоя тонировались. Расчищая картину «Кесарево кесарю», реставраторы обнаружили под слоем лака и «записи» подпись: «1771 — Вельской». Так было выявлено ранее неизвестное произведение выдающегося художника XVIII века.

Иконы работы А. М. Поспелова и его учеников, исполненные яичной темперой на дубовых досках, также были расчищены от позднейших масляных записей и потемневшего лака. Подчас при этом выявлялись курьезы. Так, оказалось, что реставраторы прошлого века сочли нужным «обуть» святых, изображенных первоначально босыми, полагая, очевидно, что лицам столь высокого сана непристойно оставаться без обуви.

Не менее интересные результаты дали зондажи, произведенные для определения изначальной окраски внутренних стен и пилонов собора. Под многочисленными слоями краски и штукатурки удалось обнаружить самый ранний — «бирюзовый» — колер нижнего яруса стен и охристо-розовый — верхнего. В соответствии с этим и окрасили стены собора.

Еще большей неожиданностью оказалось то, что на пилонах, пилястрах и штукатурных тягах, обрамляющих картины, под позднейшими наслоениями проступили следы первоначальной росписи, имитирующей зеленый и розовый мрамор. Найденные в архивах документы, содержащие сведения о работах по «мраморному расписанию» внутри собора, подтвердили данные натурных исследований. На основании тщательных изысканий была воссоздана утраченная роспись пилонов, пилястр и обрамления картин «под розовый и зеленый мрамор».

Немало мастерства потребовала от резчиков и позолотчиков реставрация иконостаса и надпрестольной сени. Трещины в дереве заделывались шпаклевкой из бумаги и пеньки, пропитанной олифой. Недостающие детали (куски драпировок, пальцы и т. д.) резчики заново вырезали из липы по изображениям на старых фотографиях.

Петропавловская крепость. Невская пристань. До реставрации

Петропавловская крепость. Невская пристань. До реставрации

Утраты позолоты восполнялись фрагментарным золочением, старая позолота расчищалась и промывалась. Нижний ярус иконостаса (до карниза), на котором имелось особенно много осыпей позолоты и левкаса, был полностью перезолочен.

Но самым трудным и ответственным оказалось золочение шпиля колокольни собора. Шпиль облицован медными листами толщиной три миллиметра, вызолоченными ртутно-гальваническим способом. При этом способе золочения медные листы, предварительно разогретые и обработанные кислотами, покрывают ртутью и помещают в гальваническую ванну, наполненную водным раствором хлористого золота, фосфорно-натриевой соли, синеродистого калия и серно-натриевой соли. При пропускании электрического тока через ванну золото выпадает из раствора и тонким слоем оседает на поверхности медных листов.

За сто лет, прошедших с момента сооружения шпиля, его позолота, как показали результаты обследования, проведенного верхолазами — архитектором Ю. П. Спегальским и О. Н. Тихоновым, пришла в крайне плохое состояние. На больших участках медной обшивки позолота была полностью утрачена, а сохранившаяся покрылась сетью трещин и при малейшем прикосновении осыпалась в виде мелких чешуек. Поэтому решили позолотить шпиль колокольни заново.

Петропавловская крепость. Инженерный дом. После реставрации
 
Петропавловская крепость. Инженерный дом. После реставрации
 
Для производства позолотных работ на шпиле пришлось соорудить оригинальные подвесные вантовые леса по проекту инженера В. Л. Климова. Из оконных проемов фонарика, расположенного под основанием шпиля, были выпущены тавровые балки, а на вершине шпиля верхолазы сняли один ряд медной обшивки и прикрепили к обнаженным металлическим ребрам каркаса верхнее кольцо лесов, изготовленное из уголкового железа. Между балками и верхним кольцом натянули стальные тросы-ванты, к которым на равных расстояниях прикрепили шестнадцать ярусов легких решетчатых настилов, представлявших собой щиты из металлических трубок. Снаружи леса были обтянуты предохранительной сеткой, а для укрытия позолотчиков от дождя и ветра соорудили шатры из плотной ткани «перфоль».

29 мая 1957 года бригада из шестнадцати мастеров приступила к работе. Они снимали наждачным полотном старое, осыпающееся золото, а затем очищали медные листы металлическими щетками. Очищенные от окислов листы обезжиривались уайт-спиритом.
6 июня началась подготовка обшивки шпиля под позолоту. В соответствии с традиционной технологией производства позолотных работ полагалось наносить на металл перед его золочением антикоррозийное покрытие из свинцового сурика на натуральной олифе. Однако суриковый грунт очень долго не просыхает, что увеличивает продолжительность работы. Поэтому ленинградские реставраторы решили отказаться от старого метода.

Петропавловская крепость. Комендантский дом. После реставрации

Петропавловская крепость. Комендантский дом. После реставрации

Новая технология подготовки металла под позолоту при помощи синтетических лаков, впервые осуществленная при золочении шпиля Петропавловского собора, была разработана сотрудником института ГИИИ-4 Е. С. Гуревичем, заведующей лабораторией Специальных научно-реставрационных производственных мастерских Е. А. Кругляковой и научным сотрудником Л. И. Васильевой.

Сначала медные листы обшивки дважды покрывали лаком (СБ-1c) с добавками небольшого количества свинцового сурика и охры. Затем наносили слой лака (СБ-1с) без добавок и, наконец,— слой янтарного лака (ЯК-1).
 
11 июня началось покрытие обшивки шпиля масляным лаком «мордан» и накладка золота. Шпиль золотили так называемым «тяжелым» сусальным золотом. Шестьдесят листиков такого золота размером 91,5X91,5 мм каждый составляют одну книжку весом 2,5 г.

Руководила всеми работами по золочению шпиля научный сотрудник Специальных научно-реставрационных производственных мастерских Л. И. Васильева. Возглавляемая ею бригада позолотчиков, в состав которой входили опытные мастера К. Д. Мауричев, Г. А. Маслова, В. П. Слезин и другие, трудилась поистине самоотверженно, невзирая ни на какие трудности и помехи, благодаря чему 18 июня в рекордно короткий срок золочение шпиля было закончено.

Через неделю после окончания позолотных работ, 25 июня 1957 года, когда торжественно отмечалось 250-летие Ленинграда, двери обновленного Петропавловского собора-музея после длительного перерыва вновь распахнулись перед посетителями.

 Летом 1978 года завершилась продолжавшаяся три года реставрация конструкций шпиля, которая обеспечила сохранение их прочности и долговечность.

В последующие годы реставрация сооружений, расположенных на территории Петропавловской крепости, продолжалась. Исключительный интерес представляет, в частности, работа по восстановлению первоначального облика Зотова и Государева бастионов, проводившаяся в 1963—1968 годах. Эти бастионы подверглись весьма серьезным изменениям в первой половине XIX века, когда в них размещались всевозможные военные учреждения. Именно тогда амбразуры первого яруса были заложены кирпичом, а амбразуры второго яруса переделаны в большие окна. Стрельчатые проемы казематов, ранее раскрытые во всю свою ширину в сторону
крепостного двора, также заложили кирпичом и проделали в кладке дверные и оконные проемы. Внутри казематов были ликвидированы деревянные накаты, разделявшие их на ярусы.

Архитектор Государственной инспекции по охране памятников Ленинграда В. А. Бутми и архитектор Специальных научно-реставрационных производственных мастерских И. Н. Бенуа провели исчерпывающие исследования, в результате которых выяснили все подробности постройки бастионов, их первоначальной планировки и позднейших переделок. На основе собранных ими материалов И. Н. Бенуа разработала проект реставрации Зотова и Государева бастионов, который с 1963 года стал воплощаться в жизнь. В ходе реставрационных работ по Зотову бастиону были снова раскрыты входные проемы казематов этого бастиона, восстановлена изначальная форма амбразур второго и первого ярусов. Внутри нескольких казематов по сохранившимся в их стенах гнездам от балок воссоздали бревенчатые накаты и деревянные пандусы, ведущие на второй ярус. Кроме того, был понижен уровень территории, примыкающей к эскарповым стенам трех казематов. С нее удалили полутораметровую толщу грунта и открыли часть стен бастиона, скрытую так называемым культурным слоем, образовавшимся за два с половиной века.

Реставрированы были и аппарели — пологие пандусы, по которым поднимали пушки на стены Зотова и Государева бастионов. Аппарели расчистили от выросших на них кустов и деревьев и восстановили в их верхней части кирпичные парапеты, покрытые лещадными плитами. На трех бастионах — Зотовом, Государевом и Меншиковом — выполнили реставрацию фасов — передних сторон бастионов и аппарелей.

В 1963 году к числу зданий, принадлежащих Музею истории Ленинграда, были присоединены Комендантский и Инженерный дома в Петропавловской крепости. В них было решено развернуть новую экспозицию, но перед этим их нужно было реставрировать.

Комендантский дом реставрировали по проекту инженера С. В. Чеканова и архитектора Т. С. Шихиной, а Инженерный дом — по проекту архитектора И. Н. Бенуа. Реставраторы постарались возвратить фасадам тот облик, который они имели в XVIII веке. Во время реставрации Инженерного дома были вновь раскрыты арочные проемы, выходящие во двор, и восстановлены недостающие элементы оформления фасадов. В Комендантском доме в ходе реставрационных работ был раскрыт проем ворот на северном фасаде и разобрана галерея, пристроенная к дому в XIX веке.

Что касается интерьеров Инженерного и Комендантского домов, то, поскольку они не сохранили никаких следов первоначальной планировки и отделки, их отремонтировали в соответствии с требованиями музея, который развернул здесь историко-художественную экспозицию. Исключение составляют лишь три комнаты на втором этаже Комендантского дома, в которых некогда происходили заседания следственной комиссии, допрашивавшей арестованных декабристов. В этих комнатах с возможной исторической достоверностью восстановлена отделка первой четверти XIX века, а на стенах и откосах окон — первоначальная роспись под мрамор.

Последним по времени этапом в реставрации многочисленного и разновременного комплекса сооружений Петропавловской крепости явились работы, проводящиеся на территории Комендантского кладбища, примыкающего к восточной и южной стенам собора. Комендантское кладбище - с 1720 года служило местом захоронения комендантов Петропавловской крепости. Там погребены первый обер-комендант Петербурга, сподвижник Петра I — генерал Р. В. Брюс и 18 комендантов крепости, в том числе знаменитый герой Отечественной войны 1812 года «однорукий генерал» И. Н. Скобелев. На могилах были установлены художественно выполненные чугунные, известняковые, гранитные и мраморные надгробия. В 1842—1843 годах кладбище обнесли металлической оградой. За время, прошедшее с момента основания кладбища, его первоначальный уровень повысился более чем на метр. В результате этого погребения двух первых комендантов крепости М. О. Чемизова и Я. X, Бахмиотова оказались скрытыми под толстым слоем грунта. Остальные же надгробия XVIII и первой половины XIX веков многократно приподнимались путем подведения под них каменных оснований. Кладбище заросло деревьями и кустами, корни которых разрушали захоронения. Многие чугунные и каменные плиты надгробий были сильно повреждены, а некоторые совершенно разбиты.

В 1966—1967 годах архитекторы С. Г. Игнатьев и М. Ф. Егоров произвели обследование и архитектурный обмер Комендантского кладбища. Позднее, в 1979 году, археолог В. А. Грач обнаружил скрытые в земле захоронения Чемизова и Бахмиотова.

Обобщив результаты всех этих изысканий, архитектор И. Н. Бенуа разработала в 1980 году проект реставрации Комендантского кладбища, который ныне уже осуществлен. В соответствии с проектом уровень захоронений XVIII века, примыкающих к центральной части восточного фасада, понижен и возвращен на первоначальную отметку. Захоронения второй половины XIX и XX веков остаются на нынешнем уровне. Границей между этими двумя частями кладбища служат одернованные земляные откосы и кирпичные подпорные стенки, а соединяются они лестницей со ступенями из серого гранита. Деревья и кусты, выросшие на территории кладбища, вырубаются, и оно засевается травой. Сохранившиеся чугунные, мраморные и гранитные плиты надгробий реставрируются, а утраченные воссоздаются из известняка.

И доныне не прекращаются реставрационные работы в Петропавловской крепости. Ленинградские реставраторы делают все для того, чтобы навеки сохранить единственный в своем роде историко-революционный и архитектурный музей, в котором каждый камень напоминает о первых годах города на Неве, свидетельствует о славной истории нашего народа, о его героическом революционном прошлом.
 
 



От: Максименко В.А.





3718 просмотров (а)



Похожие темы


----------------------------

-

Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя: (или войдите через соц. сети ниже)
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру).
Для обновления изображения нажмите на него.
« Ремонт квартиры, состав работ, виды, этапы Летний дворец Петра I и Летний сад - Восстановление памятников архитектуры Ленинграда »