Проекты домов

 

Проекты домов, общественных зданий, посёлков и пр.

 







Архитектурное бюро Глушкова


Опубликовано: Январь 21, 2014


Типичный пример состояния многих зданий XVIII—XIX столетий  в 1944 году — дом Кокошкина, двухэтажный особняк, построенный в 1820-х годах неизвестным архитектором (ул. Чайковского, 4). Осколки изрешетили его стены, четыре колонны коринфского ордера, акцентирующие угол, барельефы. После проведения реставрационных работ дом Кокошкина, подобно другим старинным строениям центральных районов, органично вошел в художественную ткань города.

Одно из непревзойденных творений А. Н. Воронихина — Горный институт также явился мишенью для вражеских обстрелов и бомбежек. В 1942 году — 4 апреля, 21 и 22 ноября — в этот памятник архитектуры попало пять крупнокалиберных снарядов и две авиабомбы по двести пятьдесят килограммов. Они разрушили поперечный флигель, Северные ворота, пробили перекрытие над Колонным залом, повредив плафон работы Д. Скотти. Осколки изрешетили потолки музейных залов.

В дом Адамини, построенный в 1820-х годах на углу Марсова поля и набережной Мойки, 26 ноября 1941 года одновременно попали две полутонные авиабомбы, разрушив всю среднюю часть здания с восьмиколонным портиком, обращенную к Мойке.
 
Таврический дворец. Портик западного флигеля. Разрушения. 1944 г.
 
Таврический дворец. Портик западного флигеля. Разрушения. 1944 г.
 
Таврический дворец. Портик западного флигеля. 1981 г.
 
Таврический дворец. Портик западного флигеля. 1981 г.
 
Дом Кокошкина. Фасад. Разрушения от артиллерийского обстрела. 1943 г.
 
Дом Кокошкина. Фасад. Разрушения от артиллерийского обстрела. 1943 г.

Дом Кокошкина. Фасад. 1981 г.
 
Дом Кокошкина. Фасад. 1981 г.

Здание б. Ассигнационного банка на Садовой улице, сооруженное по проекту Д. Кваренги в конце восемнадцатого века, пять раз подвергалось артиллерийско-бомбовым ударам в 1941 году, один раз в 1942 году и дважды в 1943 году. Десятки снарядов крупного калибра и 250-килограммовых бомб обрушились на ценнейший памятник зодчества.
Только 5 декабря 1941 года от разрыва четырех снарядов в расположенном неподалеку жилом доме по Банковскому переулку было выбито 468 оконных заполнений, в главном операционном зале выбиты стекла и переплеты, пробита кровля. Пострадали интерьеры и конструкции перекрытий.

На здание Ленэнерго (бывшие Павловские казармы, построенные по проекту В. П. Стасова в 1817—1819 годах), во время налета на город 6 ноября 1941 года фашисты сбросили 250-килограммовую бомбу, которая повредила кровлю, перекрытия и выгнула стену главного фасада.

В крайне тяжелых условиях города-фронта делалось все возможное для оперативной ликвидации наиболее опасных повреждений и проведения первоочередных консервационных работ. Устройство временных кровель, «зашивка» оконных и дверных проемов, укрепление грозящей обрушением живописи, закладка пробоин в стенах — вот основное содержание напряженной и опасной деятельности реставраторов военного времени.

За 14 месяцев войны (с 22 июня 1941 года по 10 сентября 1942 года) аварийно-восстановительный батальон выполнил ремонтные операции в зданиях Главного штаба, Филармонии, дворца Юсупова, Адмиралтейства. Когда в сентябре 1941 года от зажигательной бомбы сгорел зал в Шуваловском дворце, тотчас же, несмотря на бомбежки и обстрелы, строительный батальон МПВО восстановил крышу над зданием.

Ассигнационный банк. Флигель. Разрушения от артиллерийского обстрела. 1943 г.
 
Ассигнационный банк. Флигель. Разрушения от артиллерийского обстрела. 1943 г.

Ассигнационный банк. восстановленный флигель.
 
Ассигнационный банк. восстановленный флигель.

В 1942 году в поврежденном здании Инженерного замка был проведен срочный ремонт, смена кровли на площади 2500 квадратных метров.

Летом 1942 и 1943 гг. расширились консервационные работы, охватившие многие здания: Этнографического музея, Горного института, дачи Кушелева-Безбородко, Публичной библиотеки, Академии художеств, дворца Строганова, Сампсониевского собора, б. дома Капниста, б. Екатерининского института и др. Благодаря этому значительное количество ценных и интересных архитектурных памятников было предохранено от дальнейших разрушений.

Координацию всех мероприятий, направленных на защиту и консервацию художественных ценностей Ленинграда, осуществляла Инспекция по охране памятников. Ее штат в начале 1942 года состоял всего из четырнадцати человек. Но, несмотря на это, сотрудники неизменно выезжали на места поражений, определяли характер, срочность и очередность мер, необходимых для ликвидации разрушений и предотвращения дальнейших повреждений. Обследование зданий-памятников и составление актов, фиксирующих разрушения, вели районные архитекторы Инспекции по охране памятников О. И. Шилина, М. М. Налимова и др. Акты районных архитекторов за 1941—1943 годы — страницы, свидетельствующие о скромности и подлинном героизме людей, служивших делу охраны архитектурных сокровищ осажденного Ленинграда.

Новый Эрмитаж. Портик. Разрушения от артиллерийского обстрела. 1944 г.
 
Новый Эрмитаж. Портик. Разрушения от артиллерийского обстрела. 1944 г.
 
Новый Эрмитаж. Портик. - Восстановление памятников архитектуры Ленинграда
 
После реставрации
 
Несмотря на трудности блокадных дней, велось систематическое фотографирование разрушений, составлялись чертежи зданий с указанием мест попадания бомб, снарядов и точной фиксацией повреждений. Собирались и сохранялись уцелевшие фрагменты декоративной отделки. Схематические фиксационные планы поражений подохранных объектов, помеченные 1941—1943 годами,— ценнейшие исторические документы, являющиеся важным материалом для реставрации. Под этими чертежами стоят подписи проф. В. Ф. Иванова, инж. И. Н. Макушева, архитекторов И. А. Вакса, Д. А. Фомичева, Я. Д. Гликина.

Вокруг Инспекции в период блокады сплотился преданный делу коллектив энтузиастов — архитекторов, художников, искусствоведов, историков, любящих Ленинград, которые отдавали все свои силы, а зачастую и жизнь охране художественных памятников. С их помощью были проведены археологические исследования в разрушенных и поврежденных зданиях, что имело важное значение для их последующего восстановления.
Ни холод, ни слабость, вызванная постоянным недоеданием, ни смертельная опасность не смогли остановить работы по архитектурным обмерам ценнейших памятников отечественного зодчества. В 1941—1944 годах были произведены обмеры Каменноостровского дворца и театра, дома Лаваль, Воронцовского дворца, Большого Гостиного двора и других объектов.

Смольный. Пропилеи. Маскировка. 1944 г. Восстановление памятников архитектуры Ленинграда
 
Смольный. Пропилеи. Маскировка. 1944 г.

В блокадном Ленинграде состоялась научно-техническая конференция, посвященная проблемам реставрации. С докладами на ней выступили виднейшие специалисты в этой области Л. А. Ильин, Л. М. Тверской, Н. А. Николаев, Г. Г. Гримм. Война ограничила, но не прервала изучение памятников архитектуры. Так, проф. В. К. Макаров написал обширное исследование «Охрана памятников искусства и старины в условиях военного времени в Западной Европе». А справка, написанная им же, сыграла значительную роль в более совершенной организации комплексной защиты художественных ценностей Ленинграда.

О том, что в годы войны велись не только практические, но и научные работы по охране памятников, свидетельствуют также тезисы доклада доктора архитектуры Л. А. Ильина «Некоторые сравнения мер охраны памятников во время войны», сделанного в январе 1942 года. Он критически проанализировал меры по защите памятников, осуществленные в Ленинграде за шесть месяцев войны, и отметил, что сооруженные в городе защитные «чехлы», несмотря на ограниченный ассортимент материалов и простоту конструктивных решений, продемонстрировали свою эффективность. В этом докладе подчеркивалось, что меры по защите и охране памятников полностью оправдываются, так как затраты на их восстановление всегда намного выше.

Дом Лобанова-Ростовского. Фасад. Разрушения от артиллерийского обстрела. 1944 г.

Дом Лобанова-Ростовского. Фасад. Разрушения от артиллерийского обстрела. 1944 г.
 
Дом Лобанова-Ростовского. Фасад. 1981 г. Восстановление памятников архитектуры Ленинграда
 
Дом Лобанова-Ростовского. Фасад. 1981 г.
 
Научно-исследовательская работа в области охраны памятников в период блокады имела большое практическое значение, помогая ориентироваться в сложной военной обстановке, выбирать наиболее целесообразные способы укрытия и первоочередных консервационных работ.
 
19 сентября 1942 года Ленинградская инспекция по охране памятников и Архитектурный фонд объявили конкурс на составление проектов восстановления художественно-исторических памятников и ансамблей Ленинграда, пострадавших от воздушных бомбардировок и артиллерийских обстрелов. В жюри конкурса вошли Н. В. Баранов, О. Л. Лялин, В. Ф. Твелькмейер, В. А. Каменский, Н. Н. Белехов.

Еще в 1941 году Г. Г. Гримм написал справку, обосновав необходимость ремонтно-восстановительных работ в бывшем Шуваловском дворце; одновременно он собирал материалы для монографий о творчестве Н. Воронихина и К. И. Росси.

В 1943 году в результате и на основе аналитического обобщения различных данных и обследования памятников в натуре архитектор Л. А.
Медерский написал двенадцать исторических паспортов на здания-памятники, содержавших рекомендации по ведению реставрационных работ. В это тягчайшее время научные справки составляли также Е. Н. Глезер, А. Таубер, Л. А. Бубнова, И. А. Бартенев, А. Н. Петров.

 Деятельность Инспекции, душой которой стал ее неутомимый и энергичный руководитель Николай Николаевич Белехов, была очень широкой и многогранной. Ею была организована в честь 25-й годовщины Октября выставка, посвященная 25-летию охраны памятников в нашей стране.
Экспонаты этой выставки освещали реставрацию Зимнего дворца, Адмиралтейства, Исаакиевского собора. По инициативе Инспекции наладили изготовление плакатов-панно, пропагандирующих основные методы местной противовоздушной обороны; их развешивали на зданиях-памятниках.

Инспекция провела конкурс на политический плакат, обличающий фашизм как страшную варварскую силу, уничтожающую памятники архитектуры и культурные ценности, организовала конкурс на политический лубок и открытку, осуществила издание автолитографий ленинградских художников В. М. Конашевича, Л. С. Хижинского, В. Д. Двораковского, на которых были зафиксированы разрушения памятников.

Инспекция взяла на себя и заботу об охране личных коллекций, художественных собраний, библиотек и т. п. благодаря чему многие из них после трагической смерти их владельцев не погибли, а вошли в государственные музейные собрания.

 Большую роль в защите художественных ценностей города сыграли музейные работники, трудившиеся в осажденном Ленинграде. Сотрудники городских и пригородных музеев Е. И. Лединкина, С. Н. Балаева, А. И. Зеленова, Е. Л. Турова, Е. Н. Элькина, А. К. Сементовская, М. А. Тихомирова и другие несли в Исаакиевском соборе бессменную и тяжелейшую хранительскую вахту у сосредоточенных здесь ценнейших экспонатов.
 
В промерзших стенах Эрмитажа известные всему миру ученые И. А. Орбели, М. В. Доброклонский, Э. К. Кверфельд, А. И. Кубе, Н. Д. Флиттнер трепетно оберегали и изучали художественные произведения, оставшиеся в стенах прославленного музея.

Огромная работа была проведена в 1943—1944 гг. органами охраны памятников и общественностью по сбору и подготовке материалов для Ленинградской городской комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. В ее состав входили академики А. А. Байков, А. Ф. Иоффе, Л. А. Орбели, И. А. Орбели, народная артистка СССР В. А. Мичурина-Самойлова, писатели А. Н. Толстой, И. С. Тихонов, В. М. Инбер, искусствоведы профессора М. В. Доброклонский, М. В. Формаковский, архитекторы Н. В. Баранов, И. И. Белехов.

 В рабочих группах этой комиссии, организованных Инспекцией по охране памятников, насчитывалось более двухсот человек, и среди них Г. Г. Гримм, А. П. Удаленков, В. К. Макаров и другие знатоки искусства.

Комиссия произвела всестороннее обследование поврежденных памятников, подробно опросила свидетелей разрушений, организовала тщательную научную экспертизу. Общий ущерб, причиненный фашистскими захватчиками памятникам истории и культуры Ленинграда и его пригородов, составил свыше двадцати миллиардов рублей (в старом исчислении). Комиссия не только определила характер и размеры утрат, но и наметила основные направления предстоящей восстановительной работы.

Мужественная беспримерная защита и охрана ленинградских памятников архитектуры и искусства в годы прошедшей войны — одна из наиболее славных и ярких страниц в истории отечественной культуры. В этом поистине всенародном деле принимали участие все жители города и бойцы, героически оборонявшие его рубежи. Не случайно символом стойкости ленинградцев стал один из выдающихся памятников русской архитектуры — Адмиралтейство, изображение шпиля которого запечатлено на медали «За оборону Ленинграда».

В годы тяжких военных испытаний не только люди спасали памятники, но и памятники, в свою очередь, способствовали поднятию боевого духа воинов и горожан. Статуи великих полководцев — А. В. Суворова, М. И. Кутузова и М. Б. Барклая де Толли не были укрыты чехлами и неколебимо простояли на своих местах всю войну. Их образы воодушевляли бойцов, отправляющихся на фронт, укрепляли веру в грядущую победу.

Хотя до конца войны было еще далеко, но после того, как 18 января 1943 года советские войска прорвали кольцо фашистской блокады и восстановили железнодорожное сообщение Ленинграда со страной, в городе сразу же началась планомерная подготовка к восстановлению разрушенных и поврежденных шедевров зодчества, живописи и скульптуры. Партийные и советские организации Ленинграда уделяли этому вопросу первостепенное внимание и считали решение его не менее важной задачей, чем восстановление городской промышленности, жилищного фонда и транспорта.

Учитывая небывалый, поистине гигантский, объем предстоящих реставрационных работ, потребовалось заблаговременно подготовить множество высококвалифицированных специалистов редких художественных профессий: живописцев, скульпторов, лепщиков модельщиков, резчиков по дереву и по камню. Для этой цели в ноябре 1943 года было создано специальное архитектурно-художественное училище, в которое приняли 160 пятнадцатилетних юношей и девушек. Руководителями училища стали И. А. Вакс и Л. С. Катонин, ведущими преподавателями — опытнейшие специалисты А. И. Большаков, М. Ф. Сахаровский и В. С. Щербаков, курс истории архитектуры вел архитектор В. И. Пилявский.

В те дни, когда в училище начались занятия, на улицах Ленинграда еще рвались вражеские снаряды. Один из них упал у входа в училище. Его осколками были убиты семь учащихся.

Уже в 1944 году на первом курсе учащиеся стали выполнять практические работы по реставрации. Под руководством В. С. Щербакова они произвели обновление плафона в зрительном зале Театра оперы и балета имени С. М. Кирова. В 1945 году в Ленинграде в здании б. Училища технического рисования Штиглица открылось Высшее художественно-промышленное училище (ныне — имени В. И. Мухиной) со специальным отделением мастеров, готовившим будущих реставраторов.  Многие из выпускников этого отделения: художники Л. А. Любимов, Б. Н. Косенков, Р. П. Саусен, скульпторы Г. Л. Михайлова и Л. М. Швецкая, скульпторы-модельщики Н. И. Оде и Г. Ф. Цыганков, Л. Г. Малиновская, Л. А. Стрижова, резчик по дереву А. К. Кочуев, художник - керамист Б. А. Мицкевич — стали, впоследствии широко известными специалистами. Они завоевали заслуженное признание. Наряду с упомянутым училищем были организованы два специализированных архитектурно-художественных ремесленных
училища, также готовившие мастеров-реставраторов, где преподавали архитекторы А. А. Крымов, А. А. Кедринский, И. И. Катищев, И. И. Фомин, скульптор А. Е. Гендельман, мастер альфрейной живописи А. А. Воронов.

Придавая исключительное значение восстановлению архитектурно-художественных памятников, разрушенных или поврежденных немецко-фашистскими оккупантами, Совет Народных Комиссаров СССР в мае 1945 года принял решение о создании в городах, в которых имелось значительное количество таких памятников, специальных реставрационных мастерских.
Одним из первых городов, в котором были организованы эти мастерские, стал Ленинград.
С 1 июля 1945 года начали свою деятельность Архитектурно-реставрационные мастерские Управления по делам архитектуры
Ленгорисполкома, через пять лет преобразованные в Специальные научно-производственные реставрационные мастерские.

Возглавившие мастерские архитекторы Л. М. Анолик и К. Д. Халтурин сумели привлечь в них немногих переживших блокаду старых мастеров, имевших за плечами многолетний опыт. Среди них были художники Н. В. Перцев, А. А. Мартынов, А. И. Касаткин, М. М. Швабский, скульптор А. Е. Громов, позолотчик В. М. Моисеичев, мастер по искусственному мрамору И. М. Дворецкий. Вокруг этих всеми уважаемых наставников группировались вчерашние выпускники училищ, перенимая их опыт и знания. Наряду с мастерами-исполнителями в мастерских трудились архитекторы, инженеры, техники, научные сотрудники, создававшие проекты реставрации памятников архитектуры и искусства. Ведущую роль в этой работе играли архитекторы И. Н. Бенуа, А. Э. Гессен, Е. В. Казанская. А. А. Кедринский, А. Б. Лебединская, М. М. Плотников, А. Л. Ротач. В. М. Савков, инженер Д. И. Греков, научные сотрудники И. Г. Блэк. Л. И. Васильева, Н. В. Попова.  В дальнейшем, в 1974 году, на основе реставрационных мастерских было создано Специальное научно-производственное объединение «Реставратор» численностью около 1500 человек — одна из крупнейших организаций такого рода в Советском Союзе.

Послевоенная реставрация памятников архитектуры Ленинграда имеет свои специфические особенности. В связи с тем, что многие здания были разрушены частично или полностью, реставраторы не могли ограничиваться традиционными методами поддержания памятников в том виде, в каком они дошли до нас, и предохранением их от дальнейших разрушений. Теперь перед ними стояла другая, более сложная, задача: возродить, казалось бы, безнадежно утраченные памятники, от потери которых непоправимо обеднела бы мировая культура, воссоздать их во всей полноте и достоверности их архитектурно-художественного облика. Разумеется, подобное воссоздание допустимо лишь при наличии научного обоснования, опирающегося на тщательное изучение и скрупулезный анализ творческого почерка и характерных особенностей работ архитекторов, художников, скульпторов прошлых веков, а также на все богатые архивные и изобразительные материалы, имеющиеся в распоряжении исследователей и проектировщиков. Благодаря углубленному изучению истории создания и трансформации памятников архитектуры реставраторам во многих случаях удалось не только восстановить здания, но и раскрыть их изначальную красоту, освободив их от позднейших наслоений.

За годы послевоенного восстановления памятников сформировалась ленинградская школа реставрации, выросли кадры замечательных мастеров по самым разнообразным видам работ, в совершенстве овладевших стилистическими и техническими приемами мастеров прошлого. Накоплен огромный опыт исследования памятников, подобраны и проанализированы вновь обнаруженные интереснейшие исторические документы и изображения, обогащающие и уточняющие отдельные страницы истории отечественной архитектуры. Достижения архитекторов и мастеров реставрации отмечены высокими правительственными наградами. Шести реставраторам присуждена Ленинская премия, одиннадцати — Государственные премии, десятки других награждены медалями Академии художеств СССР и медалями ВДНХ.
 
 



« Предыдущая страница | Страница 2 из 2



От: Максименко В.А.,  5506 просмотров (а)




-

Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя: (или войдите через соц. сети ниже)
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру).
Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:

« Выбираем циркуляционные насосы для систем отопления Керамические дымоходы, компания Schiedel мировой производитель керамических дымоходов. »