Сталинская архитектура

 

 
Архитектура Москвы
 
 
Дизайн остановок
 

 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

Архитектурное путешествие

 

Прага

 

 

Вена

 

 

Корфу

 

 

ещё:

Архитектурный стиль

Архитектурное проектирование зданий







Архитектурное бюро Глушкова



Опубликовано: Январь 14, 2014

Архитектура Москвы при Петре I - конец 17 начало 18 века

 История русского зодчества времени Петра – крайне интересна и поучительна и заслуживает огромного внимания. Вся эпоха еще ждет своего исследователя и, во всяком случае, пора снять тот незаслуженный упрек этому времени, какой так часто слышится при оценке культурных новшеств Петра.
 
Архитектура Москвы при Петре I - конец 17 начало 18 века


Обвинение в исключительном западном подражании, поверхностном и ненужном, - такое обвинение несправедливо. В реформах Петра нет внезапного, нет ни скачков, как и вообще не может быть скачков в историческом развитии культуры. И реформы Петра только способствовали неотвратимому шествию к нам западноевропейской культуры.
 
Уже при Алексее Михайловиче ясно сказывается западное влияние в произведениях искусства, особенно заметно оно на орнаментальных формах, где при схеме рисунка еще русской, уже лежит отпечаток ренессанса.

Возникает вопрос – откуда это влияние? Может быть ближе всего из Польши, имевшей тогда постоянные отношения с Русью; при дворе Осодора Алексеевича бывали польские люди и, без сомнения, привозили они с собой предметы роскоши, заносили и вкусы культурные.
 
Старая Русь дряхлела, доживала последние дни. Исчез облеченный в пурпур и золото царский византизм и стрельцы не сдержали нашествия Запада. Петр явился, когда уже частица этой западной культуры скромно приютилась на тенистых берегах Яузы, там, в немецкой слободе – этой первой школе для Петра.

С этого времени Россия приобщается к общему течению европейской архитектуры.
 
Если нельзя считать наше Российское западничество чем-то обособленным, то, во всяком случае, оно крайне интересно и, отражая характер доминирующих течений европейской архитектуры, новые постройки при Петре были уже новшествами, хотя и скрывали пока какой-то внутренний, чисто русский прием. Даже в том случае, когда Петр лично составлял планы, он давал архитектурному облику здания тот тип, какой создавал зодчий, которому поручалась постройка; а зодчие эти были почти все пришлыми, иноземными: выписанный из Голландии Франс де-Вааль, из Парижа Ж. Б. Леблон, из Италии А. Трезини и др. Они то и принесли с собой господствующий в Европе стиль.

На Западе в конце ΧVΙΙ века стиль барокко из своей колыбели Италии проникал всюду.

Наследие католической реакции после шумного времени ренессанса стиль барокко стал придворным стилем иезуитов и рассчитан был на то, чтобы, прежде всего, произвести эффект, удивить и поразить.
Происходя из форм итальянского ренессанса, барокко утрировал, изламывал эти формы; искривленные, изуродованные колонны, изогнутые фронтоны с вычурным орнаментом из фигур, перевитых листьями и гроздьями винограда. Какая-то болезнь прямых линий и даже в формах окон применялся восьмигранник или круг. Все нагромождено и величественно вместе с тем.

Этот стиль барокко занесен был к нам и в Россию в конце ΧVΙΙ и начале ΧVΙΙΙ века.
 
Появляются в Москве храмы с выражением барокко не только в орнаментации и деталях, но даже и в плане. Веками освещенный крестообразный или квадратный тип плана, тип еще византийский, - теперь стал нарушаться смелыми кривыми линиями. – Полукружия стали излюбленными.
 
Весь русский барокко пока скромен, местами даже скуп, не смотря на обилие деталей. В нем нет тех полетов экстаза, того вычурного, огромного, богато блестящего, что дал католический запад, особенно в Вене, Праге, Баварии и даже Польше. Но в нашем барокко много живописности, много художественной компоновки масс, много обдуманности в сочетании частей и красиво нарисованное, без сомнения иностранной рукой, орнаменты, наличники, выгибы парапетов, впервые появившихся на русских зданиях, - все это необыкновенно прикрашивает весь тип такого здания.

Зданий этого характера в Москве осталось немного, но все они очень интересны.
 
Нарышкины. Родственники Петра, первые начавшие строить в этом барокко, - отчего часто и называется русский барокко Нарышкинским стилем – оставили нам интересную повесть о том, с какой любовью создавали они эти храмы, как шли навстречу западным мечтам и как щедро они давали возможность выразиться западноевропейским художникам над созданием православного храма. Остались неведомы нам имена зодчих, но это были незаурядные силы.

Нарышкинским стилем завершается период старой Руси, и русские формы затем уступают свое место всецело западным.
 
Следует еще заметить, что в произведениях той эпохи еще нет полной отрешенности от русских традиции и того полного преследования классических форм, как было позже, например при Екатерине, а есть пока лишь «трактовка» с западной окраской русского храма, как постройки.
 
Из Нарышкинских зданий в Москве уцелели:

- Богоявленский монастырь (Никольская улица) (1693-1696),
- Церковь Владимирской Б. М. (Никольская улица) (1691),
- Крестовоздвиженский монастырь (Воздвиженка) (1701),
- Церковь Знамения Б. М. (при доме Гр. Шереметьева)(1704-1706),
- Церковь в с. Филях (1693),
- Церковь в с. Дубровицах, Подольского уезда (1704),
- Церковь в с. Троицко-Лыковом (1702),
- Церковь в с. Петровско-Разумовском (1692),
- Церковь в с. Сафрине (1691),
- Небольшая церковь при доме Чижевского подворья на Никольской улице и трапезная Троицкой Лавры.

Время Петра не могло быть столь богато произведениями зодчества для Москвы, как например время Елизаветы и особенно Екатерины ΙΙ.
 
Петр весь сказался в своем новом «Санкт-Петербурге», куда он унес все свои мечты и где в грезах о гостеприимной и дорогой ему Голландии, мечтал создать при Невском устье второй Амстердам. И конечно выписывая такого архитектора, как Леблон, Петр поручал ему обстройку Петербурга и забывал Москву.

Годами строительная деятельность Москвы совсем затихала, благодаря отсутствию рабочего люда и запрещению продажи кирпича в силу необходимости скорейшей застройки Петербурга.
 
Но первые годы Петра принадлежат Москве, и если в его царствование не было основано ни одного монастыря, то все же Петр дал Москве много порядка и много построек. Он заботится о Москве, вводит деревянные на каменном фундаменте строения, издает закон о постройке фасадов на улице, вводит вместо русских двускатных покрытий, четырехскатные голландские, причем некоторые крыши уже кроются не дранью, а железом; разводятся сады и знаменитый в то время Аптекарский сад (на Балкане).

Много построек воздвигалось по плану самого Петра, но осталось нетронутыми и не искалеченными очень немногие.
 
Более других сохранились:
- Церковь Иоанна Воина (Якиманка),
- Немецкая церковь – в Лефортове,
- Сухарева башня,
- Меньшикова башня.
 
Сухарева башня - Архитектура Москвы при Петре I
 
Сухарева башня
 
Арсенал уже переменил свой фасад, и церковь Николая на Мясницкой и церковь Петра и Павла на Басманной.
 
Арсенал. (в Кремле) (В 1701 г по повелению Петра саксонец Христофор Конрад начал постройку «Оружейного Дома» и закончено было эт
Арсенал. (в Кремле)
Арсенал. (в Кремле)
 
 
Арсенал. (в Кремле) (В 1701 г по повелению Петра саксонец Христофор Конрад начал постройку «Оружейного Дома» и закончено было это здание при Анне в 1736 году, причем в окончании принимал участие гр. фон-Миних; после пожара 1737г был возобновлен в 1754г архитектором кн. Ухтомским. Сильно пострадал в 1812 году, часть была взорвана и только при Николае Первом отстроен, причем вход восстановлен прежний, т.е. Ухтомского.)
 
 
Также изменила фасад отличная церковь близ ст. Салтыковской по Нижегородской ж.д. и церкви Положения Риз (на Донской улице), Неопалимой Купины на Девичьем Поле, Николая Чудотворца на Арбате, Троицы в Капельках и др. – все они значительно изменили свой облик.

Переделано и здание бывшего дворца Петра в Троицкой лавре под здание Духовной академии, хотя осталась отделка бывшей «тронной» залы – теперь зал академического совета.

В 1700 году Петр покидает Москву. Москва замирает; при Петре ΙΙ даже проскальзывает тенденция к возврату в старую Русь и выстроенный Петром ΙΙ для себя дворец в Огородниках (ныне дом Юсупова) носит уже забываемые черты старого русского зодчества, только это уже не стиль, а явление единичное, какое-то отдаленное эхо – одинокое и затерянное.
 
 
* по книге 1904 года И.Е. Бондаренко  
 
 
См. далее:
 
 
Архитектура Москвы времён Елизаветы Петровны (годы правления 1742-1761)

 
Видео:
 

 
 
 



От: moderator





11470 просмотров (а)

-

Скрыть комментарии (1)

marina

Апрель 30, 2014


Фото для "Архитектура Москвы при Петре I - конец 17 начало 18 века"


ДОМ ГРАФА ОРЛОВА ДАВЫДОВА (Бол. Лубянка).

Здесь теперь Российское Страховое Общество. Дом теперь сильно изменил свою внешность, но в общих массах остался тем же, как и был раньше, заделан только проезд в середине.
При Анне в этом владении значился Монетный двор, а при Елизавете здесь была Камер-коллегия.
В 1793 году дом принадлежал Камер-юнкеру И.Г. Наумову, после кн. Волконскому, потом кн. Прозоровскому и в 1811 г это был дом гр. Ф.В. Ростопчина.

Этот типичный дом, со стенами огромной толщины из 10 вершкового кирпича, был подновлен при кн. Волконском снаружи скульптором Юст, сделавшем характерные полуколонны по рисункам Кампорези.
Прилагаемый рисунок сделан А. Мартыновым в конце сороковых годов прошлого столетия. Тоже по книге 1904 года И.Е. Бондаренко


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя: (или войдите через соц. сети ниже)
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру).
Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы


----------------------------

« Провиантский магазин Московского интендантства. (Зубовский бульвар) памятники Москвы - эпоха Александра I, 19 век Архитектура Москвы времён Анны Иоанновны (годы правления 1730-1740) первая половина 18 века »