Сталинская архитектура

 

 
Архитектура Москвы
 
 
Дизайн остановок
 

 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

Архитектурное путешествие

 

Прага

 

 

Вена

 

 

Корфу

 

 

ещё:

Архитектурный стиль

Архитектурное проектирование зданий







Архитектурное бюро Глушкова



Опубликовано: Октябрь 21, 2013

Сталинская архитектура

Сталинская архитектура (сталинский ампир, сталинский неоренессанс), также называемая сталинской готикой или социалистическим классицизмом, – это термин, которым обозначают архитектуру Советского Союза под руководством Иосифа Сталина между 1933 годом, когда был официально утвержден проект Бориса Иофана для Дворца Советов, и 1955 годом, когда Никита Хрущев осудил «перегибы» последних десятилетий и распустил Всесоюзную академию архитектуры. Сталинская архитектура связана со школой социалистического реализма в искусстве и архитектуре.
 
Сталинская архитектура - гостиница Пекин, © mosarchinform.ru, фото 2008 г.

Сталинская архитектура - гостиница Пекин, © mosarchinform.ru, фото 2008 г. Построена по проекту архитектора Дмитрия Чечулина в типичном сталинском стиле в 1949—1955 годах. Официально гостиница была открыта в 1956 году. Здание гостиницы является памятником архитектуры.



Основные черты

В рамках советской политики по рационализации страны все города строились по общему проекту планировки. Каждый из них был разделен на районы с делением на участки на основе географии города. Проекты разрабатывались для целых районов, что приводило к явному преобразованию архитектурного облика города.
Взаимодействие государства с архитекторами являлось  одной из особенностей того времени. Одно и то же здание могло быть объявлено формалистской профанацией, а затем в следующем году получить высшую похвалу. Такие аутентичные стили, как возрождение ренессанса Жолтовского и неоклассицизма Ивана Фомина в Петербурге, адаптация стиля ар-деко Алексея Душкина и Владимира Щуко сосуществовали с имитациями и эклектикой, что стало характерным для той эпохи.


Один из 22 отклоненных проектов реконструкции Киева  
Один из 22 отклоненных проектов реконструкции Киева

 

«Сталинские высотки»

«Сталинские высотки» представляют собой группу небоскребов в Москве, разработанных в сталинском стиле. В английском языке для них есть прозвище –  «Семь сестер». Официально они строились с 1947 по 1953 годы (некоторые работы продолжались долгие годы после официальных дат завершения строительства), их стиль – это сложная комбинация русского барокко и готического стиля, использованная технология заимствована у строителей американских небоскребов.

гостиница Ленинградская - Сталинская архитектура  

гостиница Ленинградская, фото: © www.mosarchinform.ru

 

Семь высоток: Гостиница «Украина», жилой дом на Котельнической набережной, жилое здание на Кудринской площади, гостиница «Ленинградская», Министерство иностранных дел, главное здание МГУ и административно-жилое здание на площади Красных Ворот.

 

Технология строительства

Что касается методов строительства, то в большинстве зданий под отделкой из мокрой штукатурки расположена простая кирпичная кладка. Исключением стали панельные дома Андрея Бурова из средних бетонных блоков (такие, как «Ажурный дом», 1939-41) и большие здания, такие как «Сталинские высотки», для строительства которых было необходимо использовать бетон. Кладка закономерно подразумевала узкие окна, в результате чего оставалась большая площадь стен, которые можно было украшать. Противопожарные терракотовые отделки были введены в начале 1950-х, хотя их редко использовали за пределами Москвы. Большинство кровель были из традиционных деревянных стропильных ферм, покрытых металлическими листами.

К 1948 году строительная технология усовершенствовалась – по крайней мере, в Москве – так как стали доступными более быстрые и дешевые процессы. Дома также стали более безопасными за счет устранения деревянных перекрытий и перегородок. Стандартизированные здания 1948-1955 годов обладали таким же качеством жилищного строительства, как и сталинская классика, они классифицируются как таковые агентами по недвижимости, но здания этих годов исключены из диапазона сталинской архитектуры. Идеологически они принадлежат к массовому жилью – промежуточной фазе перед появлением стандартизированных зданий эпохи Хрущева, известных как «хрущевки».

Сталинская архитектура - Мокрая штукатурка на кирпичной кладке. Ранние элитные кварталы, Патриаршие пруды, Москва. Ар-деко в ада
 
Сталинская архитектура - Мокрая штукатурка на кирпичной кладке. Ранние элитные кварталы, Патриаршие пруды, Москва. Ар-деко в адаптации Владимира Владимирова, фото: © www.mosarchinform.ru

 

Масштаб

Не все, что было построено в сталинские времена, следует называть сталинской архитектурой. Она основана на создании трудоемкой и длительной кладки, что не могло быть соизмеримо с потребностями массового строительства. Эта неэффективность в значительной степени привела к завершению эпохи сталинской архитектуры и появлению массовых методов строительства, начавшегося в то время, когда Сталин был еще жив.

Хотя Сталин отказался от конструктивизма, процесс завершения конструктивистских зданий продолжался до 1930 года. Промышленное строительство, происходящее под руководством Альберта Кана, а затем Виктора Веснина, попало под влияние модернистских идей. Это было не столь важно для градостроительных планов Сталина, поэтому большинство промышленных зданий (за исключением таких мегапроектов, как Канал имени Москвы) не относится к сталинской архитектуре. Даже первая очередь Московского метро, завершенная в течение 1935 года, не была тщательно проверена Сталиным и поэтому попала под существенное влияние  конструктивизма.

Таким образом, масштаб сталинской архитектуры, как правило, ограничен городскими общественными и жилыми зданиями хорошего и среднего качества, за исключением массового жилищного строительства, а также к ней относятся отдельные проекты в области инфраструктуры, такие как Канал имени Москвы, Волго-Донской канал и станции, построенные на последних этапах строительства Московского метрополитена.
 

 

Предпосылки (1900-1931)

До 1917 года русская архитектура была разделена между русским модерном (местная интерпретация стиля модерн, сильнее выраженная в Москве) и неоклассицизмом (сильнее проявляется в Санкт-Петербурге). Неоклассическая школа создала зрелых архитекторов, таких как Алексей Щусев, Иван Жолтовский, Иван Фомин, Владимир Щуко и Александр Таманян, к моменту революции они были состоявшимися профессионалами со своими собственными компаниями, школами и последователями. Они в конечном счете и стали архитектурными старейшинам сталинизма и произвели лучшие образцы архитектуры этого периода.

Другая школа, появившаяся после революции, сейчас известна как конструктивизм. Некоторые из конструктивистов (например, братья Веснины) были молодыми специалистами, создавшими себе имя до 1917 года, тогда как другие только что завершили свое профессиональное образование (например, Константин Мельников) или вообще такового не имели. Они присоединились к группе современных художников, компенсируя отсутствие опыта публичности. После начала Новой Экономической Политики (НЭП) их известность привела к созданию архитектурных комиссий. Опыт не нарабатывался быстро, и многие конструктивистские здания справедливо критиковали за нерациональные планы этажей, перерасход средств и низкое качество.

На короткое время в середине 1920-х профессионалы в области архитектуры начали работать старомодным способом – с частными компаниями, международными конкурсами, конкурсными торгами и дискуссиями в профессиональных журналах. Приглашались зарубежные архитекторы, особенно к концу этого периода, когда Великая депрессия привела к сокращению рабочих мест у них дома. Среди них были Эрнст Май, Альберт Кан, Ле Корбюзье, Бруно Таут и Март Стам. Разница между традиционалистами и конструктивистами не была строго определенной. Жолтовский и Щусев нанимали модернистов в качестве младших партнеров для своих проектов и в то же время включали конструктивистские новинки в свой собственный дизайн. В 1930 году с помощью компании Albert Kahn, Inc. был создан «Госпроектрстрой» как часть Строительной комиссии ВСНХ (Высший совет народного хозяйства). Здесь работали 3000 дизайнеров, бюджет организации составлял 417 000 000 рублей.

Градостроительное планирование развивалось  отдельно. Жилищный кризис в больших городах и индустриализация отдаленных районов требовали массового жилищного строительства, освоения новых территорий и реконструкции старых городов. Теоретики разработали множество стратегий, которые привели к возникновению политизированных дискуссий без особого практического результата; поэтому вмешательство государства было неизбежно.

Начало (1931–1933)

В личных архитектурных предпочтениях Сталина и степени его собственного влияния огромную роль сыграли дедукция, догадки и бытовые мнения. Факты вмешательства или их упоминание  в общественных советских документах в значительной степени касаются конкурса на строительство Дворца Советов 1931-1933 гг.:
 - Февраль 1931: основные советские архитекторы получают приглашение принять участие в конкурсе на создание проекта Дворца Советов.
 - Июнь 1931: Пленум Партии утверждает три мегапроекта: проект реконструкции Москвы, строительство Канала имени Москвы и Московского метрополитена.
 - Июль 1931: архитекторы представляют 15 проектов для первого конкурса, объявлен второй открытый международный конкурс.
 - Февраль 1932: приз во втором конкурсе присваивается 3 проектам (Иофана, Жолтовского и Гектора Гамильтона). Все модернистские конструкции отклонены.
 - Март 1932: 12 архитекторов получают приглашение на третий конкурс.
 - Апрель 1932: Партия запрещает все независимые художественные ассоциации. Виктор Веснин назначается председателем официального Союза советских архитекторов.
 - Июль 1932: 5 архитекторов получают приглашение на четвертый конкурс.
 - Август 1932: Сталин (в Сочи) пишет меморандум Ворошилову, Молотову и Кагановичу. Он выражает свое мнение о конкурсных работах,  отобранном проекте Иофана и предлагает внести в него конкретные изменения. Этот меморандум, впервые опубликованный в 2001 году, является основой большинства гипотез о личном влиянии Сталина.
 - Февраль 1933: четвертый конкурс заканчивается без объявления победителя.
 - Май 1933: общественное одобрение проектов Иофана.
 - Сентябрь 1933: все московские архитекторы относятся к 20 мастерским Моссовета, большинство из них управляются архитекторами-традиционалистами (Щусев, Жолтовский и др).

Среди архитекторов, приглашенных возглавить эти мастерские, были традиционалисты – Иван Жолтовский, Алексей Щусев, Иван Фомин, Борис Иофан, Владимир Щуко – а также практикующие конструктивисты: Илья Голосов, Пантелеймон Голосов, Николай Колли, Константин Мельников, Виктор Веснин, Моисей Гинзбург и Николай Ладовский. Тем самым было положено начало важной тенденции, продлившейся до 1955 года. Сталин выбрал Иофана для одного проекта, но сохранил всех конкурирующих архитекторов у него на службе. Как отметил Дмитрий Хмельницкий: «Сравнение с нацистской архитектурой в некоторой степени правомерно, но здесь есть существенное отличие. Сталин никогда не выбирал одного архитектора или единый стиль, как в случае с Гитлером, который выбрал Шпеера. Ни одна из элитных групп не могла претендовать на победу ... Ни конструктивисты, ни традиционалисты ... Сталин воплотил своего «Шпеера» из того, что смог найти».

Текстильный институт (Москва), конструктивистское здание, завершенное в 1938 г.
 
Текстильный институт (Москва), конструктивистское здание, завершенное в 1938 г. , автор: NVO,  Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 2.5 Generic

Сталинизм в смешении с конструктивизмом, дом по проекту конструктивиста Ильи Голосова: Москва, Яузский бульвар 2  

Сталинизм в смешении с конструктивизмом, дом по проекту конструктивиста Ильи Голосова: Москва, Яузский бульвар 2, завершено в 1941 г. , автор: NVO,  Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 2.5 Generic
 

Театр Красной Армии в Москве, оформленный в форме советской красной звезды  

Театр Красной Армии в Москве, оформленный в форме советской красной звезды, автор: Sergei Dorokhovsky лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported
 

Довоенная сталинская архитектура (1933-1941)

Ранний сталинизм (1933–1935)

Первые годы сталинской архитектуры характеризуются отдельными зданиями, или, в крайнем случае, проектами развития отдельных районов. Восстановить огромные районы Москвы оказалось гораздо сложнее, чем снести исторические районы. Три наиболее важных здания Москвы этого времени расположены на одной площади, все они были построены между 1931 и 1935 годами, но каждый проект развивался независимо, мало внимания уделялось общему ансамблю (см. кадры довоенных фильмов 1936 г.,  1938 г., 1939 г.). Каждый проект установил свой вектор развития на следующие два десятилетия.

 - Дом на Моховой по проекту Жолтовского, фантазия в стиле итальянского Возрождения, является прямым предшественником послевоенной роскоши экстерьеров (сталинского стиля Ампир). Тем не менее, его размер соответствует близлежащим зданиям XIX века.

 - Гостиница «Москва» по проекту Алексея Щусева. Эта линия развития была редкостью для Москвы (башня на вершине зала имени Чайковского так и не была завершена), но подобные грандиозные сооружения были построены в Баку и в Киеве. Тонкие римские арки балконов «Москвы» были распространены по всей стране в 1930-е годы. После войны они сохранялись в южных городах, но исчезли в Москве.

 - Наконец, дом СТО (Совета Труда и Обороны) по проекту Аркадия Лангмана  (позднее Госплан, в настоящее время здание Государственной Думы): скромное, но не мрачное здание с сильными вертикальными деталями. Этот стиль – искусная адаптации американского ар-деко – подразумевает использование дорогостоящего камня и металла для отделки, таким образом, он имел ограниченное влияние – Дом Советов в Ленинграде, законченный в 1941 году, и Тверская улица в Москве.

Отдельный тип проектирования, известный как «ранний сталинизм» или «постконструктивизм», развивался с 1932 по 1938 год. Он прослеживается как в упрощенном стиле ар-деко (у Шуко и Иофана), так и в коренном конструктивизме, где он медленно превратился в неоклассицизм (Илья Голосов, Владимир Владимиров). В этих здания сохраняются простые прямоугольные формы и большие стеклянные поверхности, характерные для  конструктивизма, но также присутствуют декоративные балконы, портики и колонны (обычно прямоугольные и очень легкие). К 1938 году его применение было прекращено.

Ещё примеры:

Дом на Моховой по проекту Ивана Жолтовского, 1931-1934

Дом на Моховой по проекту Ивана Жолтовского, 1931-1934

Гостиница «Москва» по проекту Алексея Щусева

Гостиница «Москва» по проекту Алексея Щусева, 1932-1935
 

 

Генеральный план развития Москвы (1935)

Генплан Москвы 1935 года
( см. Генплан Москвы 1935 г.

В июле 1935 года правительство оценило результаты и, наконец, издало указ о генплане Москвы. В этот План, в частности, были включены идеи Сталина по развитию города:
 - Новое развитие должно происходить с помощью целых ансамблей, а не отдельных зданий.
 - Размер городского квартала должен увеличиться с нынешних 1,5-2 га до 9-15 га.
 - Новостройки должны быть ограничены по плотности населения до 400 человек на 1 га.
 - Здания должны быть не менее 6 этажей в высоту; 7-10-14 этажные здания на главных улицах.
 - Набережные – это важнейшие улицы, они отведены для первоклассного жилья и административных зданий.
Эти правила фактически наложили запрет на недорогое массовое строительство в старом городе и на «важнейших» улицах, а также на строительство домов для одной семьи. Недорогое строительство развивалось в отдаленных районах, но большая часть средств была направлены в новые, дорогие проекты «ансамблей», где фасады и величие ценились больше, чем потребности перенаселенных городов.

 

Канал имени Москвы (1932–1938)

Канал соединяет Москва-реку с основной транспортной артерии европейской части России – Волгой. Он расположен в самой Москве и в Московской области. Канал присоединяется к 191 км Москвы-реки в ее устье у Тушино (район на северо-западе Москвы), а также к Волге в городе Дубна чуть выше по течению плотины водохранилища Иваньково. Длина канала составляет 128 км.
Он строился с 1932 по 1937 год заключенными ГУЛАГа в начале и середине сталинской эпохи.

 

Проспекты Москвы (1938-1941)

В конце 1930-х годов у строительной отрасли уже было достаточно опыта, чтобы построить большие, многоблочные городские здания – хотя все они были только в Москве. Три наиболее важных проекта Москвы:
 - Улица Горького (Тверская), где Аркадий Мордвинов испытал так называемый «потоковый метод» одновременно управления строительными участками на различных стадиях завершения. С 1937 по 1939 год Мордвинов завершил восстановление центральной части улицы Горького до Бульварного кольца (с некоторыми исключениями, такими как главное здание Моссовета).
 - Дорогомилово (включая часть современного Кутузовского проспекта). В отличие от равномерных плотных рядов зданий улицы Горького, на Дорогомиловской дороге располагались очень разные здания с широкими пространствами между ними. Здесь была экспериментальная площадка для Бурова, Розенфельда и других молодых архитекторов. Эти здания были не столь тщательно продуманными, как на Тверской, их деревянные перекрытия и перегородки, а также мокрая штукатурка во внешней отделке в конечном итоге привели к повышению затрат на обслуживание. Тем не менее, именно здесь был в значительной степени развиты каноны «сталинского ампира».
 - Большая Калужская (сейчас Ленинский проспект), а также проектирование подобных стандартных зданий шириной с квартал к востоку от парка Горького.
 

 Башни-близнецы в Дорогомилово по проекту РозенфельдаБашни-близнецы в Дорогомилово по проекту Розенфельда

Башни-близнецы в Дорогомилово по проекту Розенфельда, 1946 г. ( в этот год был завершен план развития 1938-1941 годов), автор: NVO,  Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 2.5 Generic

Узкие средиземноморские арки, характерные для 1930-х годов, фото: © mosarchinform.ru
Узкие средиземноморские арки, характерные для 1930-х годов, фото: © mosarchinform.ru

 

Всесоюзная сельскохозяйственная выставка (1939)

В 1936 году ежегодная сельскохозяйственная выставка была перенесена на пустое поле на севере Москвы. К 1 августа 1939 года были построены более 250 павильонов на площади 1,36 квадратных километров. Статуя Веры Мухиной «Рабочий и колхозница» 1937 года с вершины павильона СССР на выставке Exposition Internationale des Arts et Techniques dans la Vie Moderne (1937) (Парижская выставка 1937 года) была восстановлена около главных ворот. Павильоны были созданы в национальных стилях советских республик и областей; прогулка по выставке воссоздавала тур по огромной стране. Центральный павильон Владимира Щуко был в некоторой степени основан на проекте так и не построенного Дворца Советов проекту Жолтовского 1932 года. В отличие от «национальных» зданий, он не сохранился (центральные ворота и основные павильоны были восстановлены в начале 1950-х годов).

Сохранившиеся павильоны 1939 года – это последний и единственный пример сталинской монументальной пропаганды в ее исходном значении. Такие образцы пропаганды не строились на века (как склад военных трофеев Щусева в парке Горького), некоторые из них были разрушены во время десталинизации 1956 года.
 
Современный павильон «Космос» является одним из оригиналов 1939 года, перестроенный в 1950-х. Статую Сталина заменила ракета (примерно такого же размера)

 

Послевоенный период (1944-1950)

Послевоенная архитектура иногда воспринимается как единый стиль, но она была разделена по крайней мере на четыре вектора развития:
 - Строительство целых районов роскошных жилых и административных зданий, таких как Московский проспект в Ленинграде и Ленинский проспект в Москве.
 - Крупные инфраструктурные проекты (метро в Ленинграде и Москве, Волго-Донской канал).
 - Восстановление ущерба, нанесенного войной в Курске, Минске, Киеве, Смоленске, Сталинграде, Воронеже и в сотнях более мелких городов.
 - Попытки создания новых недорогих технологий для решения жилищных кризисов, заметны с 1948 года, стали официальной государственной политикой с 1951 года.
 - Строительство новых городов, особенно в Сибири: Новосибирск, Кемерово, Дзержинск и другие.

Жилищное строительство в послевоенных городах различалось в соответствии с рангом  жильцов. Никакие усилия не предпринимались для того, чтобы скрыть роскошь, иногда она были очевидной, иногда намеренно преувеличенной (в отличие от незамысловатого Дома на Набережной по проекту Иофана). Загородные резиденции чиновников, приближенных к Сталину, были высшего класса, так было в 1945 году с Домом со львами Ивана Жолтовского (Дом со львами был спроектирован Николаем Гайгаровым и М.М. Дзиско из мастерской Жолтовского. Жолтовский руководил проектом и поддерживал его), и с роскошным жилым домом в центре для маршалов Красной Армии. Квартиры маршалов по проекту Льва Руднева 1947 года постройки в том же квартале обладали менее экстравагантным внешним видом. Существовал тип здания для представителей каждой ступени иерархии приближенных Сталина.

Здания высокого класса можно легко идентифицировать по таким красноречивым деталям, как расстояние между окнами, мансардные этажи и эркерные окна. Иногда, соответствующее звание и род деятельности жильцов был представлены с помощью украшений, а иногда с помощью мемориальных досок. Обратите внимание, что все это – особенности Москвы. В небольших городах социальная элита обычно состояла только из одного или двух классов, Санкт-Петербург всегда обладал запасом дореволюционного роскошного пространства.
 

 Сталинский многоквартирный дом на Кутузовском проспекте, Москва

Сталинский многоквартирный дом на Кутузовском проспекте, Москва, фото:  Denghu at en.wikipedia, лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported

 

Пекинский выставочный центр, построенный в 1954 году
 
Пекинский выставочный центр, построенный в 1954 году, ShizhaoЛицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 2.5 Generic

 

Волго-Донской канал (1948-1952)

Строительство нынешнего Волго-Донского канала, спроектированного институтом Гидропроект под руководством Сергея Жука, началось до Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, из-за которой процесс был прерван. В течение 1948-1952 годов строительство было завершено. Навигация была открыта 1 июня 1952 года. Канал и средства его обслуживания были построены преимущественно заключенными, которые содержались в нескольких специально организованных исправительно-трудовых лагерях. В 1952 году количество осужденных, занятых на строительстве превысило 100 000 человек.

 

Подземное метро (1938–1958)

Первый этап строительства Московского метрополитена (1931-1935) начинался как строительство обычного городского инженерного сооружения. Велась обширная пропаганда, связанная с его строительством, но само метро не воспринималось в качестве средства пропаганды. В отличие от других проектов, Московский метрополитен не был метрополитеном имени Сталина. Старые архитекторы избегали участия в комиссиях по метро. Отношение изменилось, когда в 1935 году начался второй этап работы. На этот раз метро было политическим заявлением, и на него выделялось намного больше финансов. На втором этапе создаются такие разные примеры сталинского стиля, как станция Маяковская (1938), Электрозаводская и Партизанская (1944).

На завершение первой послевоенной линии метро (секция кольцевой линии в 6,4 км) потребовалось 6 лет. Эти станции были посвящены Победе. Не было больше Коминтерна (станция метро Коминтерн была переименована в Калининскую в декабре 1946 года), не было Мировой революции, осталась только констатация победителя, националистического сталинизма. Станция Октябрьская по проекту Леонида Полякова была построена как храм в стиле классицизма с блестящим бело-голубым алтарем за железными воротами – что символизировало полный отход от довоенного атеизма. Чтобы увидеть этот алтарь, пассажир должен был пройти мимо длинного ряда гипсовых панно, бронзовых подсвечников и различных военных образов. На станции Парк Культуры (2) висят настоящие готические люстры, еще одно отклонение. У Метростроя были свои фабрики по производству мрамора и столярных изделий, где изготовили 150 сплошных целых мраморных колонн для этой короткой секции. В оформлении второй секции Кольцевой линии отдавалась дань доблестному труду (за исключением станции Комсомольская по проекту Щусева, созданной как пересказ речи Сталина от 7 ноября 1941 г.).
4 апреля 1953 года общественность узнала, что отрезок метро 1935 года постройки от Александровского сада до Калининской и до Киевской закрыт навсегда и будет заменен совершенно новой линией глубокого залегания. Никакого официального объяснения этому дорогому изменению не существует, и все предположения касаются создания бомбоубежища. Одна из станций, Арбатская (2) по проекту Леонида Полякова, стала самой длинной станцией в системе – 250 метров вместо стандартных 160, и, вероятно, самой экстравагантной. В какой-то степени это московское петровское барокко, но, несмотря на ссылки на историческое наследие, эта станция является преувеличенной, эфирной и нереальной.

Сталинские каноны был официально осуждены, когда были построены еще два отрезка – до Лужников и до ВДНХ. Эти станции, завершенные в 1957 и 1958 годах, были в основном лишены излишеств, но они по-прежнему архитектурно принадлежали линии Сталина. Дата 1 мая 1958 года, когда открылся последний из этих участков, знаменует окончание всего позднего сталинского строительства.
 
Станция ВДНХ, открытая в 1958 году, лишена «излишеств». Зеленая масляная краска заменила мозаики Фаворского

 

«Сталинские высотки» («Семь сестер») (1947–1955)

Сталинские высотки  

Идея Сталина 1946 года о строительстве множества небоскребов в Москве привела к изданию указа в январе 1947 года, после которого началась шестилетняя пропагандистская кампания. К моменту официального начала строительства в сентябре 1947 года были определены восемь строительных площадок (на одной из них, в Зарядье, строительство будет отменено). Восемь проектных групп под управлением главных архитекторов нового поколения (возрастом от 37 до 62 лет), подготовили многочисленные проекты, не было никакого открытого конкурса или оценочной комиссии, что является показателем личного руководства Сталина.

Все главные архитекторы были удостоены Сталинских премий в апреле 1949 года за предварительные проекты; исправления и поправки вносились вплоть до самых поздних стадий строительства. У всех зданий были технически переусложненные стальные каркасы с бетонными перекрытиями и заполнением кирпичной кладкой, а также фундаменты из бетонных плит (для которых иногда требовалась оригинальная технология задержания воды).

Проекты небоскребов требовали создания новых материалов (особенно керамики) и технологий; решение этих проблем способствовало последующему развитию жилья и инфраструктуры. Тем не менее, они строились за счет замедления регулярного строительства, в то время как страна была в руинах. О потерях реальных городских нужд из-за этого проекта можно судить по этим цифрам:
 - В 1947, 1948, 1949 годах в Москве построено в общей сложности 100 000, 270 000 и 405 000 квадратных метров жилья.
 - Площадь небоскребов превысила 500 000 квадратных метров (при большей стоимости одного метра).

Похожие небоскребы были построены в Варшаве и Риге; башня в Киеве была завершена без венца и шпиля.

Восходящая волна высоток, широко пропагандируемая с 1947 года, была воссоздана в многочисленных небольших зданиях по всей стране. Башни от 8 до 12 этажей в высоту возвышались над 4-5 этажными ансамблями послевоенных региональных центров. Высота Центрального павильона Всероссийского выставочного центра, вновь открытого в 1954 году, была 90 метров, в нем есть собороподобный главный зал 35 метров в высоту, 25 метров в ширину со сталинскими скульптурами и росписями.


Проект Чечулина для так и не построенного небоскреба «Зарядье»  
Проект Чечулина для так и не построенного небоскреба «Зарядье»
 

Сталинская архитектура - Привокзальная площадь. Минск, Белоруссия  
 
Привокзальная площадь. Минск, Белоруссия, фото: Hanna Zelenko, лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported
 

 

Проспект Независимости в Минске (1944-1959)

Городской архитектурный ансамбль «Праспект Незалежнасці» (белор. «Проспект Независимости») в Минске является примером комплексного подхода к организации окружающей среды города с помощью гармоничного сочетания его архитектурных памятников, планировочной структуры, ландшафта и природных или искусственных зеленых насаждений. Ансамбль был построен в течение пятнадцати лет после Второй мировой войны. Его длина составляет 2900 метров. Ширина дороги, включая тротуары, варьируется от 42 до 48 метров.

Работа над генеральным планом бывшей Советской улицы началась в 1944 году, вскоре после освобождения Минска от немецко-фашистских войск. Основные архитекторы из Москвы и Минска работали над этим проектом. В 1947 году по итогам конкурса был выбран проект, разработанный под руководством академика архитектуры М. Парусникова.

План строительства ансамбля проспекта Независимости является ярким примером. Макет принимал во внимание основные особенности градостроительного ансамбля – длину фасадов зданий, их силуэты, основные границы и общий архитектурный шаблон. Комплексный план строительства был основан на компромиссе инновационных идей и классической архитектуры. Сохранившиеся довоенные здания и парковые зоны были включены в архитектурный ансамбль.

В настоящее время здания, образующие ансамбль проспекта Независимости, включены в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь. Сам архитектурный ансамбль с его зданиями и сооружениями, его расположение и ландшафт охраняются государством, они внесены в Список как комплекс исторических и культурных ценностей. В 1968 году была введена Национальная премия в области архитектуры, и ее выиграла команда архитекторов, представляющих архитектурные школы Москвы и Минска, (М. Парусников, Г. Баданов, И. Барщ, С. Ботковский, А. Воинов, В. Король, С. Мусинский, Г. Сысоев, Н. Трахтенберг и Н. Шпигельман) за проектирование и строительство ансамбля проспекта Независимости.

Самые известные сталинские архитектурные ансамбли в Минске располагаются также на улице Ленина, Комсомольской улице, Коммунистической улице, Привокзальной площади и в других местах.


Сталинская архитектура - часть проспекта Независимости в Минске  
Часть проспекта Независимости в Минске, фото: Hanna Zelenko, лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported

 

Восстановление Киева (1944-1955)

Центральный Киев был разрушен во время Второй мировой войны, когда Красная Армия покинула город и использовала удаленные взрывы бомб, оставив его немецким войскам. После освобождения Киева улицы и площади города были очищены от развалин. В символичный день (в ознаменование плана Барбаросса по нападению Германии на СССР) 22 июня 1944 года городской Совет организовал конкурс для архитекторов из Киева, а также из других городов Республики и Союза по разработке нового проекта полной реконструкции центральной части города.

 

Сталинская премия 1949 года

Сталинская премия за 1949 год, лауреаты которой были объявлены в марте 1950 года, продемонстрировала тогдашнее четкое разделение сталинской архитектуры – экстравагантные, дорогие здания все еще восхваляют, но так же хвалят попытки сделать сталинский стиль доступным. Премия 1949 года была вручена исключительно за завершенные жилые дома, что определяло приоритеты. Это также демонстрирует классовое расслоение соответствующих жильцов того времени.

Награды получили три здания из Москвы:

 - Ул. Земляной Вал, д. 46-48 по проекту Евгения Рыбицкого, здание превышает по внешней роскоши даже стандарты 1949 года. В дополнение к эркерам здесь есть сложные обелиски на крыше, портики и сложные карнизы. Еще больше скрыто внутри. Дом был построен для крупных чиновников МГБ с 200-метровыми квартирами и безопасным двухуровневым двором. Использовалась рабочая сила немецких военнопленных; для электропроводки, сантехники и отделки использовались реквизированные немецкие материалы. В 1949 году он получил высокую оценку, в 1952 году подвергся критике, а в 1955 году Хрущев назвал это «вершиной излишеств».

 - Ул. Садовая-Триумфальная, д. 4 по проекту Розенфельда и Суриса обладает почти таким же высоким качеством. Стены, глубоко врезанные эркеры и горизонтальные карнизы отделаны гранитом и терракотой. Общий образ достаточно тяжеловесен, он выражает роскошь так же эффектно, как и работы Рыбицкого. Приятной особенностью дизайна является второй набор лестниц для обслуживающего персонала.

 - Ул. Большая Калужская, д. 7 по проекту Жолтовского является одной из первых признанных попыток уменьшить удельные затраты, сохранив при этом сталинские стандарты качества и технологию каменной кладки. Двухкомнатные квартиры здесь небольшие по сталинским стандартам, но с большим количеством места для хранения и грамотной планировкой помещения, что не позволяло преобразовать помещение на одну семью в многоквартирную коммуналку. Внешне это плоская плита со скромными украшениями на основе флорентийских канонов Жолтовского, здесь нет статуй или обелисков, нет эркеров.

Сталинская архитектура - Земляной Вал, 46-48, Здание с квартирами МГБ по проекту Евгения Рыбицкого
 
Земляной Вал, 46-48, Здание с квартирами МГБ по проекту Евгения Рыбицкого, 1949

 

Региональное многообразие

Национальные республики СССР имели право разрабатывать свои собственные сталинистские стили, с большей или меньшей свободой. Когда местных сил было недостаточно, привлекались русские архитекторы (Щусев спроектировал театр в восточном стиле в Ташкенте и др.). Александр Таманян, назначенный главным архитектором Еревана, в значительной степени был ответственен за разнообразие армянской сталинской архитектуры. Сталинскую архитектуру, примерно с 1948 по 1956 годы, брали на вооружение «народные демократии» послевоенного Восточного блока, как правило, после победы над внутренней модернистской оппозицией. Это иногда приводило к определенным местным влияниям, хотя нередко рассматривалось как советский импорт.

Сталинская архитектура - Посольство России в Финляндии, Хельсинки
 
Советское посольство (1952), Хельсинки, фото: TTKK

 

Польша

Дворец культуры в Варшаве по проекту Льва Руднева, названный «подарком от советского народа», был, пожалуй, самым спорным проектом из импортированной сталинской архитектуры. Эта огромная по размеру высокая башня, которая по-прежнему является четвертым по величине зданием в Европейском Союзе, возвышается над городом. Однако более раним примером неоклассицизма был большой бульвар МДМ, который был разработан параллельно с точной реконструкцией старого центра города. МДМ был типичной сталинской магистралью со щедро расширенной улицей, о которой часто говорили, что она предназначена для передвижения танков. Запланированный город Нова Хута за пределами Кракова был также спроектирован в сталинском стиле в конце 1940-х годов.

Сталинская архитектура - Варшавский Дворец культуры
 
Варшавский Дворец культуры, получившей название «подарок от советского народа» является, пожалуй, самым спорным из импорта сталинской архитектуры

 

Восточная Германия

После победы Советского Союза в Берлине были построены различные грандиозные военные памятники, в том числе один в Тиргартене и другой, более крупный в Трептове. Первым крупным сталинским зданием в Германии было советское посольство на Унтер-ден-Линден. Его первоначально осмеяли модернисты, такие как Герман Хенсельманн, и примерно до 1948 года градостроительное планирование Восточного Берлина (под руководством Ханса Шаруна) не было модернистским, как и в квартирах галерейного типа, составлявших первую часть запланированной Шталиналлее (Аллеи Сталина). Однако правительство осудило эти эксперименты и приняло русский стиль, и оставшаяся часть Шталиналлее была разработана Хенсельманном и бывшими модернистами, такими как Ричард Паулик в том стиле, который неуважительно назвали Zuckerbäckerstil («стиль свадебного торта»). Похожие, хотя и менее грандиозные памятники были созданы в других городах, таких как Лейпциг, Дрезден, Магдебург, Росток или в новом городе Сталинштадт.

Сталинская архитектура - Штраусберг Плац, Берлин
 
Штраусберг Плац, Берлин

 

Румыния, Болгария, Чехословакия, Венгрия и Латвия

Центральные здания, построенные в сталинской манере, также включали в себя Casa Scânteii («Дом искры») в Румынии и комплекс Ларго в Софии, Болгария. Все это были проекты, созданные до 1953 года, даже если некоторые из них были закончены после смерти Сталина. Меньше примеров было в Чехословакии, хотя модернистские архитекторы и теоретики, такие как Карел Тейге подвергались критике при проектировании статуй Сталина, одна из самых грандиозных из которых была расположена в Праге. В Венгрии сталинский стиль был использован для нового города Сталинварош и многих других жилищных, административных и инфраструктурных проектов 1950-х годов. Как и в СССР, модернизм вернулся в большинство стран Восточной Европы после середины 1950-х годов, хотя были и исключения в самых авторитарных режимах: огромный Дворец парламента в Бухаресте является очень поздним примером неоклассицизма, его начали строить только в 1984 году и завершили в 1990 году вскоре после падения режима Николае Чаушеску в 1989 году. В Латвии есть здание Латвийской Академии наук в Риге, также известное как «Торт ко дню рождения Сталина».


Сталинская архитектура - Бывший Дом Партии, София, Болгария
  

Бывший Дом Партии, София, Болгария, фото: Nenko Lazarov, лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported

 

Другие территории

В Восточной Азии некоторые примеры можно найти в Северной Корее и Китае, например, Выставочный центр в Пекине или Выставочный центр Шанхая, построенный как дворец китайско-советской дружбы, и ресторан «Москва» в Пекине. Сталинский стиль был использован для проектирования советских посольств за пределами Восточного блока, в частности, посольства в Хельсинки, Финляндия (1952) и в Берлине, Германия. Здание, спроектированное архитектором Е.С. Гребенщиковым, имеет определенное сходство с Букингемским дворцом в Лондоне, это, как говорят, произошло из-за симпатии тогдашнего советского министра иностранных дел Вячеслава Молотова к официальной резиденции британского монарха.

 

Попытки снизить затраты (1948–1955)

Переход от сталинской архитектуры к стандартным сборным бетонным конструкциям, как правило, связывают с правлением Хрущева и особенно с указом «О ликвидации излишеств ...» (ноябрь, 1955). Действительно, Хрущев был вовлечен в кампанию по сокращению затрат, но она началась в 1948 году, когда Сталин был еще жив. Преобразования в массовом строительстве проявились в экономичности сталинских зданий, например д. 7 по Большой Калужской по проекту Жолтовского. Основанные на кладке, они обеспечили лишь незначительное усиление; настало время для появления новых технологий. В 1948-1955 годах различные архитектурные бюро проводят масштабную экономическую оценку целесообразности, разрабатывая и испытывая новые технологии.

Эксперимент «каркас и панель» (1948-1952)

В 1947 году инженер Виталий Лагутенко был назначен руководителем опытно-промышленного конструкторского бюро с целью исследования и разработки недорогой технологии, пригодной для быстрого массового строительства. Лагутенко сделал ставку на большие бетонные сборные панели. К нему присоединились архитекторы Михаил Посохин (старший) и Ашот Мндоянц, и в 1948 году эта команда построила свои первые бетонные каркасно-панельные дома около современной станции метро Полежаевская. Четыре одинаковых здания были построены затем рядом с ними, подобные здания строились в 1949-1952 годах по всей стране. Это было еще экспериментом, не подкрепленным промышленным потенциалом или ускоренными графиками проектных работ. Посохин также разработал различные псевдосталинские конфигурации одинаковых блоков с декоративными излишествами, но они не были реализованы. Бетонные панели стали обычными для промышленного строительства, но слишком дорогими для массового жилья.

Сталинская архитектура - Дом Лагутенко-Посохина, Москва
 
Дом Лагутенко-Посохина, Москва, 1948-1952 гг. Выглядит как кладка, но на самом деле это сборно-бетонный каркас с обшивкой бетонными панелями, фото: NVO,  Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 2.5 Generic

 

Январь 1951 года: Московская конференция

Пока не известно наверняка, кто из лидеров Партии лично инициировал кампанию по снижению издержек. Но эта необходимость была неизбежной. Известно лишь, что в январе 1951 года Хрущев – тогда глава московского отделения Партии – провел профессиональную конференцию по проблемам строительства. На конференции был отдан приказ о переходе на крупногабаритные железобетонные изделия заводского производства, строительство новых заводов по производству сборного железобетона и других материалов и замену технологии влажной кладки на быструю сборку готовых элементов. Промышленность по-прежнему должна была решить – должна ли она использовать большие панели высотой в целый этаж, или мелкие, или, может быть,  двухэтажные панели, как Лагутенко пытался сделать в Кузьминках. Базовая технология была определена, технико-экономические исследования продолжались. Через год это направление деятельности – создание заводов по производству бетона – было принято по закону XIX съезда партии, который посетил Сталин. Основные общественные здания и элитное жилье еще не были затронуты.

 

Песчаная площадь (1951–1955)

Другой тип эксперимента касался улучшения управления проектами, что подразумевало переход от проектов одного здания к многоблочным масштабным проектам. Это было проверено на проекте Песчаной площади (территория на север от квартала Посохина-Лагутенко 1948 года). Благодаря использованию потокового метода перемещения рабочих бригад через последовательность зданий, находящихся на разных стадиях завершения, и умеренному применению сборного железобетона по традиционной кладке, строителям удавалось завершать типичные 7-этажные здания за 5-6 месяцев.
Вместо влажной штукатурки (из-за которой происходила задержка по меньшей мере на два месяца) эти здания отделаны открытой кирпичной кладкой снаружи и гипсокартоном внутри; и с точки зрения качества жизни, это были настоящие – и последние – сталинские постройки.

Проект Розенфельда на Песчаной улице, Москва, 1951-1955 гг. Кирпичный с панельными внешними деталями
 
Проект Розенфельда на Песчаной улице, Москва, 1951-1955 гг. Кирпичный с панельными внешними деталями, фото: NVO,  Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 2.5 Generic

 

 

Конец сталинской архитектуры (ноябрь 1955 года)

Когда Сталин был еще жив, империя роскоши и массовое строительство сосуществовали; поддержка Лагутенко не означала кончину для Рыбицкого. Это изменилось в ноябре 1954 года, когда критики открыто осудили излишества и стремление построить 10-14 этажные здания по собственной воле Сталина; согласно Хмельницкому, это должно было быть начато лично Хрущевым. В течение следующего года кампания росла, подготавливая людей к концу сталинизма.

Указ «О ликвидации излишеств ...» (4 ноября 1955 года) содержит некоторые данные о стоимости сталинских излишеств, оцененных в 30-33% от общей стоимости проектов. Конечно, эти примеры были тщательно отобраны, но они являются обоснованными. Алексей Душкин и Евгений Рыбицкий были особенно раскритикованы за тройной перерасход средств и роскошные планы этажей; Рыбицкий и Поляков и были лишены премий Сталина. За этим последовали конкретные заказы по разработке типовых проектов и создание Института типовых зданий вместо прежней Академии.
Сталинская архитектура агонизировала еще пять лет – работа над старыми зданиями больше не была главным приоритетом. Некоторые из них были перепроектированы, а некоторые, конструктивно завершенные, лишились своих излишеств. История закончилась с завершением гостиницы «Украина» в Киеве в 1961 году.
Величественная Шталиналлее в Берлине, также завершенная в 1961 году, была задумана в 1952 году, и ей не было много чего терять: масштаб и большая часть этих зданий, безусловно, сталинские, но скромная отделка аналогичны «Югендстилю» (архитектурный стиль «модерн» на территории Германии и Голландии) и прусскому неоклассицизму. Улица будет позднее расширена в особом Международном Стиле и переименована в Карл-Маркс-Аллее.

 

Наследие и возрождение

В некоторых зданиях брежневской эпохи, в частности, в «Белом доме» в Москве, можно проследить сталинское наследие, в то время как нео-сталинский режим в Румынии создал большой поздний пример этого стиля – Дворец Парламента, строительство которого было начато в 1984 году. Умышленное воссоздание этого стиля началось в Москве с 1996 года как в виде включений в районы того периода, так и в форме отдельных проектов. Некоторые из них попали под влияние чистого неоклассицизма или ар-деко; с некоторыми исключениями их архитектурные качества и функции в сфере городского развития являются спорными. Менее спорные примеры:

 - Триумф Палас в Москве – является одним из самых известных зданий, его силуэт идентичен сталинским конструкциям.
 - Римский Двор (2005) по проекту Михаила Филиппова, вероятно, лучше классифицировать как неоклассический, но связанный с ранними сталинскими постройками.
 - Галс-Тауэр (2001) по проекту команды архитекторов Мастерской №14, Моспроект-2 заполняет пробел между зданиями средней величины на Тверской улице. Оно не предназначено для того, чтобы доминировать в округе, оно просто отмечает угол этого района. Несмотря на смешанные цитаты из ар-нуво и ар-деко, здание хорошо сочетается с застройкой Тверской улицы.
 - Преображенская Застава (2003) представляет собой целый квартал (308 квартир и розничные магазины), спроектированный в начале 1930-х годов, его стиль похож на адаптацию ар-деко Иофана и Владимирова. Это необычный пример, который на самом деле выглядит как часть сталинского периода, а не новодел.

Триумф Палас в Москве

Триумф Палас, м. Сокол

Галс-Тауэр, улица Тверская  

Галс-Тауэр, улица Тверская

 

Известные архитекторы — представители стиля

    Алабян, Каро Семёнович
    Гельфрейх, Владимир Георгиевич
    Голубев, Александр Николаевич
    Гольц, Георгий Павлович
    Душкин, Алексей Николаевич
    Иофан, Борис Михайлович
    Кочар, Геворг Барсегович
    Лангбард, Иосиф Григорьевич
    Мезенцев, Борис Сергеевич
    Мержанов, Мирон Иванович
    Минкус, Михаил Адольфович
    Поляков, Леонид Михайлович
    Посохин, Михаил Васильевич
    Руднев, Лев Владимирович
    Рухлядев, Алексей Михайлович
    Симбирцев, Василий Николаевич
    Троцкий, Ной Абрамович
    Федоровский, Фёдор Фёдорович
    Фомин, Иван Александрович
    Чечулин, Дмитрий Николаевич
    Шепилевский, Модест Анатольевич
    Щуко, Владимир Алексеевич
    Щуко, Георгий Владимирович
    Щусев, Алексей Викторович

 

Видео по теме Сталинская архитектура


Пешком Москва Сталинская

 

 

(статья в подготовке)

ещё:

архитектурный стиль

архитектура Москвы

Будет ли «сталинка» конкурентом новостройке?

ВДНХ - советская архитектура Москвы 30-е, 40-е, 50-е годы (Сталинская архитектура)
Речные сооружения - советская архитектура 30-е, 40-е, 50-е годы (Сталинская архитектура) 8 часть
Советская архитектура Москвы 30-е, 40-е, 50-е годы (Сталинская архитектура), 6 часть
Советская архитектура Москвы 30-е, 40-е, 50-е годы (Сталинская архитектура), 5 ч.
Советская архитектура 20-е, 30-е, 40-е, 50-е годы, 4ч.
Советская архитектура Москвы 30-е, 40-е, 50-е годы (Сталинская архитектура) , 3ч.
Советская архитектура Москвы 30-е, 40-е, 50-е годы (Сталинская архитектура) Концертный зал имени П.И. Чайковского и др., 2ч.
Советская архитектура 30-е, 40-е (Сталинская архитектура, гостиница Москва) - 1 часть
Советская архитектура Новокузнецка (Сталинска) 30-е, 40-е, 50-е годы (Сталинская архитектура)
Советская архитектура Новосибирска 30-е, 40-е, 50-е годы (Сталинская архитектура)
Советская архитектура Магнитогорска 30-е, 40-е, 50-е годы (Сталинская архитектура)
Советская архитектура Челябинска 30-е, 40-е, 50-е годы (Сталинская архитектура)
Советская архитектура Свердловска (Екатеринбурга) 30-е, 40-е, 50-е годы (Сталинская архитектура)
Советская архитектура Перми (Молотова) 30-е, 40-е, 50-е годы (Сталинская архитектура)
Советская архитектура Самары (Куйбышева) 30-е, 40-е, 50-е годы (Сталинская архитектура)
Советская, Сталинская архитектура СССР, довоенный Горький (Нижний Новгород) 30-е годы
Советская, Сталинская архитектура СССР, довоенный Ленинград 30-е годы

 




От: Aleksandra





39017 просмотров (а)



Похожие темы


----------------------------

-

Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру).
Для обновления изображения нажмите на него.
« Архитектура России и Москвы 16 века Дизайн автобусной остановки ( архитектура остановок общественного транспорта) »